Почему за гибель в авиакатастрофе "Аэрофлот" заплатит всего 5 млн рублей?

Не знаю как вам, а мне почему то «режет слух» то, что чуть ли не в первые минуты, после того, как становится известно о жертвах начинают говорить о деньгах. Вот прямо следом за первыми, еще не точными списками, все ведомства начинают называть суммы: миллион, два, пять.

Такое ощущение, что сразу же пытаются этим оправдаться, мог да погибли, но вот вам деньги. Финансовая поддержка обязательно нужна и родственникам и пострадавшим. Без этого нельзя.

Почему за гибель в авиакатастрофе "Аэрофлот" заплатит всего 5 млн рублей? авиакомпании, катастрофы, самолеты

Но почему например в последней трагедии «Аэрофлот» заплатил 5 млн. рублей? В предпоследнем авиапроисшествии в прошлом году другая компания заплатила всего 2 млн. А почему не 50 млн. например?

Вот правильные же рассуждения Дмитрия Прокофьева:

наказание за ущерб, нанесенный потребителям потенциально опасных услуг, должно быть таким, чтобы заставить компании, предоставляющие такие услуги, нести издержки на обеспечение безопасности своих клиентов.

Проще пояснить эту мысль на примере той же самой индустрии авиаперевозок. Обеспечение безопасности пассажиров — это не ограничение размеров ручной клади. Это финансовые издержки. Это издержки на повышение квалификации пилотов. Это издержки на техническое обслуживание воздушных судов. Это издержки не только авиакомпании, но и аэропорта. Та же пожарная команда в аэропорту — это дорогое удовольствие. Это не только современная техника, это хорошо обученные люди, профессионалы высокого класса, которым нужны постоянные тренировки.

При этом может запросто сложиться так, что за всю свою жизнь этим людям ни разу не придется тушить загоревшийся самолет. Авиакатастрофа — явление статистически сравнительно редкое. А раз какое-то событие может произойти с низкой долей вероятности, у начальственных людей с фамилией, именем и отчеством возникает искушение сэкономить на издержках по обеспечению реальной (а не показной) безопасности.

Чтобы избавить начальников от тяжких раздумий по поводу повышения годовых KPI и уменьшения доли непроизводительных затрат, во многих странах применятся очень простой инструмент для повышения мотивации компаний к ответственному поведению.

Это сумма компенсации за утрату жизни и здоровья. Сколько могут получить жертвы катастрофы в России? Миллион, два? Пусть пять или даже десять. Почему именно столько?

Сумма посмертной выплаты определяется законом и суммой страховки, ответит начальство. Но наш вопрос не об этом. Мы спрашиваем — почему жизнь в России «стоит» три миллиона рублей? А не тридцать миллионов?

Сумма выплат, которую получают родственники погибших в российских катастрофах, фактически оказывается равной сумме, которую жертвы теоретически могли бы заработать в течение нескольких лет. Такая сумма колеблется в интервале от 30 до 80 тысяч долларов. Вот их и выплачивают. И государственные предприниматели, оценивая свои издержки на обеспечение безопасности, ориентируются на эту сумму.

И этот подход — неправильный в принципе.

Почему за гибель в авиакатастрофе "Аэрофлот" заплатит всего 5 млн рублей? авиакомпании, катастрофы, самолеты

Дело здесь не в богатстве общества или отдельных компаний. Например, Индия — совсем небогатая страна. И уровень безопасности там невысок. Однако базовая сумма компенсации в случаях, аналогичных катастрофе в Шереметьево, начинается там от миллиона долларов. Для чего так много?

А для того, чтобы компании и чиновники сравнивали издержки на обеспечение действительной безопасности с рисками выплаты астрономической суммы в случае аварии с жертвами. На фоне вероятности заплатить 50 млн долларов в случае пожара поврежденного самолета и гибели людей, издержки на пожарную команду около взлетно-посадочной полосы оказываются невысокими.

Если сумма компенсации будет измеряться десятками (или даже сотнями) миллионов долларов, у транспортного начальства возникает сильная мотивация к инвестициям в пожарные машины и в оплату труда пожарных. И в повышение квалификации пилотов. И к отказу от эксплуатации сомнительных по качеству изготовления воздушных судов. Хотя бы потому, что застраховать такой самолет окажется слишком дорого. Ничего личного, скажет страховщик, размер страховой премии — производная от риска выплаты запредельной страховой суммы. Хочешь рисковать — рискуй. Но этот риск будет стоить очень дорого. Чтобы отбить желание рисковать.

Десять лет назад российский экономист Сергей Гуриев опубликовал расчеты, согласно которым минимальная компенсация «за жизнь» в России должна составлять не менее полутора миллионов долларов. «Стоимость человеческой жизни, по существу, главный показатель социально-экономического развития. Гораздо более точный, чем ВВП на душу населения», — заметил ученый.

Еще раз — экстремально высокая выплата за утраченную жизнь — это не просто «компенсация страданий». Это механизм принуждения к ответственному поведению. Там, где жизнь стоит дорого, — у всех возникает серьезный стимул думать о том, как эту жизнь сберечь.

Борьба за предотвращение катастроф должна начаться с многократного повышения выплат «за смерть». Мертвых не воскресить. Это нужно сделать, чтобы спасти живых.

Почему за гибель в авиакатастрофе "Аэрофлот" заплатит всего 5 млн рублей? авиакомпании, катастрофы, самолеты

  • avatar
  • .
  • +16

10 комментариев

avatar
Ага, как будто за эти риски в итоге не будет платить мы. Почему на дорогах за пол дня погибло столько же людей но там о миллионах никто не думает
avatar
да потому что, любое авиапроисшествие, это вина авиакомпании, компенсировать должны.
avatar
На дорогах гибнут в большинстве своём по вине водителей, реже по вине транспортных компаний. В авиаперевозках 100 процентов гибнут по вине авиаперевозчика, не ты же сам как частное лицо за штурвалом сидишь. Твоя мысль правильная по дорогам, но только в отношении юр. лиц занимающихся перевозками людей и грузов, с частными водителями другая ситуация.
avatar
Вот правильные же рассуждения Дмитрия Прокофьева:

Борьба за предотвращение катастроф должна начаться с многократного повышения выплат «за смерть». Мертвых не воскресить. Это нужно сделать, чтобы спасти живых.

Эти правильные рассуждения рассыпаются тотчас, как только голову посетит мысль, что катастроф избежать в принципе невозможно. Можно в сотни раз увеличить выплаты за «смерть» (а почему, собственно, не просто штраф в доход государства? Это ведь тоже минус из кармана авиаперевозчика), но это не в коей мере не будет гарантировать полную безопасность полетов.
avatar
Катастрофы будут всегда. Вопрос лишь в том, насколько часто.
avatar
Заботиться о безопасности дорого. Платить жертвам дешевле. Ничего личного, просто бизнес…
avatar
Заботится о безопасности и платить жертвам это две разные темы. Думаешь авиакомпании не заботятся о безопасности?, это обязанность. тб не исключает риск происшествия, а снижает либо вероятность либо последствия, а платить должны, это возмещение ущерба, не важно ущерб имуществу, здоровью или жизни, а то что жизнь стоит не дорого в этом то и вопрос.
avatar
Не надо штампов, тем более бессмысленных.
Компания, не заботящаяся о безопасности и тем самым допускающая катастрофы своих самолетов, теряет огромные деньги, ибо теряет потенциальных пассажиров. Корпорации Boeing катастрофы ее самолетов по оптимистичным прогнозам обойдутся в 3 млрд. долларов.
avatar
не бессмысленных, отнюдь!
занятия пилотов на тренажёрах — это деньги.
учебные полёты — ещё большие деньги!
причём расходы регулярные.
а катастрофа может будет, а может и нет.
а если и будет, то уже после нас.
avatar
Че ты тупишь, доказывая, что безопасность стоит денег? Если бы ты написал:

Заботиться о безопасности дорого.

и этим ограничился, то и вопросов не было. Но ты дальше пишешь охуеннейшую глупость:
Платить жертвам дешевле. Ничего личного, просто бизнес…
Вот об это веду речь, а не о том, что безопасность это дорого. Говорить об этом тоже самое, что говорить о том, что вода мокрая.
Будь здоров, уже проехали.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.