Победа над коррупцией и счастье народное

Как это ни странно, единственный пример страны, где борьба с коррупцией после революции действительно честно и последовательно проводилась — маленькая западноафриканская страна Буркина-Фасо. Это при том, что «борьбу с коррупцией» объявляли своей целью практически все революционеры во всех странах — но стоило революции победить, как об этом лозунге мгновенно забывали. Почему? А вот сейчас вы это узнаете.

В 1983 году, в результате очередного государственного переворота и восстания столичного гарнизона, к власти в стране, которая тогда называлась Верхняя Вольта, пришел тридцатитрехлетний идеалист Томас Санкара. Он переименовал государство в Буркина-Фасо, что в переводе с местных наречий означает «Страна честных людей» и начал бескомпромиссную борьбу с коррупцией. Санкара был уверен, что «если перестать воровать, то денег хватит на все»: на зарплаты и пенсии, армию и медицину…

Санкара начал с самого себя, чем заслужил огромную популярность в народе. Так поступают многие политики-популисты. Ельцин тоже в свое время ездил на общественном транспорте, а Горбачев любил выходить из черного лимузина прямо в народную толпу… Чем кончили эти политики, мы в России хорошо знаем… Санкара тоже отказался от своей президентской заработной платы в пользу детского дома, не пользовался в рабочем кабинете кондиционером, так как большинству народа это было не по карману, вел крайне скромный образ жизни на свое жалование армейского капитана.

К борьбе с коррупцией Санкара приступил засучив рукава. Издал закон об обнародовании доходов и счетов всех чиновников. Был распродан весь парк автомобилей правительства и закуплены одни из самых бюджетных моделей «Рено». Почти половина сотрудников правительства была сокращена, расходы сильно урезаны. Министрам было запрещено летать бизнес-классом, пользоваться услугами личных шоферов, носить дорогие костюмы.

Всего через три года после переворота Санкары — в 1986 году, Всемирный Банк признал, что в Буркина-Фасо была полностью искоренена коррупция.

Что же случилось с республикой «честных людей» в результате полной победы над коррупцией? Она стала самой богатой, хотя бы в Африке? Может быть, она продемонстрировала резкий, впечатляющий экономический рост? Может, туда пошли инвестиции? Может, соседние страны стали брать законы Буркина-Фасо за образец? Может, все таксисты и парикмахеры, считающие, что они были бы миллионерами, если бы власть не воровала, действительно разбогатели? Может быть, хотя бы народ полностью остался удовлетворен своим благодетелем?

Ничего подобного.

«Африканский Че Гевара», капитан Томас Санкара действительно был человеком идейным и бескомпромиссным, практически святым. Но все же посмотрим на сухой остаток от его деятельности. За четыре года своей власти, с 1983-го по 1987 год, Санкара не достиг ничего. Он начал серьезные реформы, но каждая оборачивалась еще большими проблемами. Мечта о построении справедливого общества в «отдельно взятой» африканской стране, не имеющей даже выхода к морю, оказалась утопией.

«Борьба с коррупцией» привела к тому, что правительство стали покидать профессионалы. Причем далеко не «коррупционеры», а те чиновники, для которых высокие зарплаты, дорогие автомобили и прочие атрибуты роскоши были ценны. Для настоящих коррупционеров эти мелочи не имели значения, а вот для амбициозных, получивших хорошее образование профессионалов они были единственной мотивацией. Но и «настоящие коррупционеры» не могли смириться с тем, что им по новым стандартам было запрещено даже за личный счет пользоваться всеми благами цивилизации, включая кондиционеры. Таким образом, Санкара стал врагом всего класса чиновников — как честных, так и нет, всей элиты страны.

Будучи принципиальным человеком, Санкара быстро поссорился как с руководством окружающих стран, так и с глобальными мировыми игроками, в том числе и с бывшей метрополией — Францией. Президент мешал всем внешним силам, которые имели свои интересы в стране. Мировым корпорациям, бизнесу которых он угрожал, бывшим колониальным державам, сохранившим свое влияние в регионе, которым поперек горла была его независимая политика, элитам соседних государств, которые опасались, что реформы в Буркина-Фасо понравятся населению этих стран и «революционная зараза» перекинется к ним. Президент-романтик остался в одиночестве. Искать защиты больше было не у кого. 15 октября 1987 года, в результате нового военного переворота, который организовал тот же самый человек, который ранее привел Санкару к власти, Блез Компаоре, президент Санкара был убит. Все реформы Санкары были в срочном порядке упразднены, и «Страна честных людей» стала обычным африканским постколониальным государством под фактическим внешним управлением.

Как вы думаете, благодарный народ вышел на площади, чтобы отстоять своего вождя? Может быть, благодарный народ тут же сверг Блеза Компаоре, который посмел поднять руку на Санкару? Нет, Санкара был разрублен на части и похоронен в безымянной могиле, а Компаоре спокойно правил еще 32 года! Основная масса населения Буркина-Фасо уже практически забыла Тома Санкару, память о нем хранит лишь крошечный круг идейных сторонников в других странах.

В рейтинге коррупции Буркина-Фасо занимает ныне 85-е место. Но местных жителей, похоже, это слабо волнует. Как слабо волновала и победа над коррумпированным чиновничеством, которой добился Томас Санкара. Когда пришёл критический час, президента-антикоррупционера никто не поддержал, кроме дюжины случайно оказавшихся рядом людей из ближнего круга. Они все погибли — вместе со своим лидером.

Буркина-Фасо в результате неумной деятельности Санкары только потеряла время и отстала от окружающих стран, стала еще беднее и еще больше сократила свой суверенитет. То же самое произошло и с Украиной буквально на наших глазах — в ней после антикоррупционной революции коррупции стало в разы больше. В Буркина-Фасо к власти пришел абсолютно искренний борец с коррупцией, который начал проводить быстрые последовательные реформы, на Украине — наоборот, антикоррупционную революцию организовали совершенно далекие от любой идеологии люди, которые умело разожгли, а затем цинично использовали соответствующие настроения людей.

Буркина-Фасо — это отсталая африканская страна с полудиким населением, Украина — это современное европейское государство с доставшимися ей в наследство от Советского Союза высокотехнологичным производством, наукой и образованным населением. При этом конечный результат в обоих случаях оказался совершенно одинаковым. Резкое увеличение бедности, утрата суверенитета, отставание от окружающих стран, конфликт с соседними государствами, возникновение непримиримой фронды из числа прежних элит, зависимость от кредитов МВФ и увеличение объемов коррупции.

Искренность намерений и чистота помыслов революционеров оказались совершенно ничтожным фактором. Просто в силу того, что вся антикоррупционная теория ничтожна и основана на выдуманных проблемах, представляет раздутый до невероятных размеров мыльный пузырь, который не имеет к реальности никакого отношения. Любая антикоррупционная повестка изначально бессмысленна, поскольку ставит перед собой ложные цели. А любой, кто преследует эти ложные цели, подобен Дон Кихоту, сражающемуся с «ветряными мельницами». Не должно быть такой цели, как «искоренение коррупции любой ценой», это все равно, что считать, что главной болезнью в организме является «неприятный запах изо рта» — и упорно лечить эту болезнь с помощью химиотерапии.

Источник
  • avatar
  • .
  • +24

1 комментарий

avatar
то есть пост за то, что корупции надо быть?!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.