На дне: топ-5 подводных баз землян

Загадки морских глубин интересовали человечество задолго до того, как оно всерьез начало заниматься освоением космоса. Подводный мир был столь же таинственным, труднодоступным и… абсолютно чуждым. Миф об Атлантиде вдохновил литераторов и кинематографистов на создание десятков фильмов и книг о морских приключениях: Жюль Верн и Артур Конан-Дойль, в Советском Союзе Александр Беляев и Григорий Адамов сделали немало для популяризации темы. Однако настоящий бум исследований океанской бездны начался лишь в 1960-е, когда уровень развития технологии позволил людям не только покинуть нашу планету, но и попробовать жить в буквальном смысле на дне. Эра акванавтов была сколь романтической, столь и краткой. Onliner.by составил топ подводных баз землян.

1. Проект Conshelf

Главным подводным исследователем XX века, человеком, заразившим своей страстью миллионы людей по всему миру, был, безусловно, Жак-Ив Кусто. Он совершил многочисленные экспедиции, но в своей работе не мог обойти и тему постоянной жизни в океане. Создание подводных исследовательских баз в теории представлялось следующим логическим этапом в изучении океанов. Любое глубоководное погружение растягивалось на многие часы, бóльшую часть из которых занимала длительная (и приносившая мало практической пользы) декомпрессия. В этих условиях выходом виделось строительство на дне объектов, позволявших бы специалистам жить там неделями, а может, и месяцами без необходимости декомпрессии и связанных с ней рисков для жизни.

К 1962 году у Кусто и его команды был готов проект первой экспериментальной подводной базы, получившей название Conshelf I (сокращение от Continental Shelf, «Континентальный шельф»). Сооружение выглядело максимально функционально (если не примитивно), было сделано из обычной цистерны и благодаря своей схожести с бочкой получило прозвище «Диоген». Первые опыты были очень осторожные. Станцию-бочку погрузили всего лишь на 10-метровую глубину у Марселя, и пара акванавтов провела внутри неделю.

 

Все закончилось удачно, и уже в следующем, 1963 году эксперимент получил развитие. Станция Conshelf II была гораздо крупнее и куда больше напоминала публике требуемый объект из фантастического романа или фильма. Основная база была выполнена в форме трехлучевой звезды, которую установили на глубину в 10 метров уже в Красном море недалеко от побережья Судана. Экипаж из шести человек (включая самого Кусто) провела здесь уже целых 30 дней. При этом, кроме собственно «звезды», в комплекс Conshelf II входил небольшой ангар для знаменитого «ныряющего блюдца» Кусто и отдельный жилой модуль, погруженный уже на 30 метров, в котором два акванавта провели целую неделю.

 

Conshelf II был триумфом. Команда Кусто сняла про станцию и свой быт на ней фильм «Мир без солнца», который в 1965 году получил «Оскар» за лучший полнометражный документальный фильм года. В этом же году на фоне успеха второй станции был запущен эксперимент Conshelf III. Третья база расположилась вновь в Средиземном море, но уже на глубине 100 метров. Это был принципиально иной опыт, продолжался который 3 недели, но на этом работа Кусто над темой закончилась, хотя капитан планировал серию из 10 станций. Дело в том, что финансировали проект французские нефтехимические компании. Они были заинтересованы в отработке технологии длительной глубоководной работы, целью которой было обслуживание перспективных подводных нефтяных платформ. Ко второй половине 1960-х внимание Кусто переключилось на защиту окружающей среды, морей и океанов, с которой работа на нефтяное лобби никак не согласовывалась.

 

2. SEALAB

Параллельно с Кусто аналогичные эксперименты проводила организация с куда лучшим финансированием, носившая (и носящая) название «Военно-морские силы США». В 1964 году у берегов Бермудских островов на глубине 58 метров была установлена база SEALAB I (сокращение от Sea Laboratory, «Морская лаборатория»). Американский флот, конечно, интересовала вовсе не добыча нефти с континентального шельфа, а куда более теоретические проблемы. «Морская лаборатория» должна была изучить физиологическое влияние на организм человека т. н. «сатурационного (насыщенного) погружения». Эта техника, разработанная лишь в середине 1950-х, позволяла обеспечить долговременное пребывание акванавтов на больших глубинах. Аквалангисты должны были жить в специальных модулях, внутри которых давление воздуха было равно давлению воды на соответствующей глубине. При этом они вдыхали искусственную гелиевую смесь. Техника позволяла проводить декомпрессию лишь 1 раз, при окончательном подъеме на поверхность.

Первая SEALAB была не слишком удачной. Четыре человека должны были прожить на ней три недели, но смогли задержаться всего на 11 дней, после чего были эвакуированы из-за приближающегося тропического шторма. В 1965-м настала очередь SEALAB II. Этот эксперимент оказался более успешным. Каждая из трех команд акванавтов пробыла на станции 15 дней, а один из аквалангистов — целый месяц. Компанию людям составил дельфин Таффи. Таффи пытались дрессировать. Предполагалось, что дельфинов можно будет научить перемещать грузы с поверхности на подводную базу, а также помогать акванавтам в случае чрезвычайных ситуаций.

Спустя четыре года ВМС США попытались возобновить эксперимент. SEALAB III хотели установить на принципиально иной глубине, в три раза превышающей прежние, но все закончилось провалом. Жилой модуль, оказавшийся на отметке минус 185 метров, начал протекать, а все попытки его починить были неудачными. Более того, во время второго ремонтного погружения один из аквалангистов погиб, и ВМС в конечном итоге закрыли программу.

3. Проект «Ихтиандр».

Аналогичные работы проводились и в СССР. Как ни странно, в стране, где государство решало всё, инициативу в создании подводных станций проявили энтузиасты-любители.

Время действия: все те же 1960-е. Место действия: Крым, бухта Ласпи. Главные герои: участники водолазного клуба «Ихтиандр» из Донецка. Это были годы массового увлечения активным туризмом. Молодые и не очень люди, младшие научные сотрудники из НИИ и фрезеровщики механических заводов ходили в походы, сплавлялись по рекам, покоряли горы. Или глубины. Члены донецкого клуба «Ихтиандр» как раз любили аквалангистику. И естественным этапом развития их увлечения на фоне успехов команды Кусто, о которых было известно в Советском Союзе, стало желание попробовать создать обитаемую подводную базу.

 

Проект «Ихтиандр» также прошел несколько этапов, последовательно усложняясь. Первый «подводный дом» имел объем всего 6 кубических метров, напоминал сундук и был рассчитан всего на двух человек. В 1966 году его опустили в Черное море на глубину всего 11 метров. Донецкий хирург Александр Хаес провел внутри три дня, его коллеги шахтер Юрий Советов и москвич Дмитрий Галактионов прожили в «Ихтиандре-66» двое суток. В последующие два года опыт повторялся, но новая база, по примеру Кусто, была выполнена в форме пятикомнатной трехлучевой звезды объемом уже 28 «кубов». В нем успели пожить две недельные смены по пять человек. В 1969-м проект закрыли и больше к нему не возвращались.

4. База Aquarius.

Большинство подводных проектов 1960-х были закрыты уже к следующему десятилетию. Однако различные государства, организации и частные лица периодически возвращались к идеям создания жилых станций на дне и в последующие годы. Существуют подобные объекты и сейчас. Одним из самых долгосрочных является база Aquarius («Водолей»), расположенная в 9 километрах от побережья Флориды у острова Ки-Ларго.

Ее построили еще в 1986 году по заказу Национального управления океанических и атмосферных исследований NOAA, американского государственного агентства, занимающегося в том числе Мировым океаном. Aquarius расположили на глубине в 20 метров рядом с коралловым рифом, и это была чисто научная лаборатория, занимавшаяся изучением жизни рифа и его обитателей. В начале XXI века, кроме морских биологов, в «Водолее» появились совершенно иные существа. Подводную станцию начало использовать NASA для своей экспериментальной программы NEEMO. Для астронавтов база выступала моделью космической станции, позволявшей симулировать жизнь в условиях ограниченного пространства, окруженного враждебной средой. Здесь же проводились тренировки по выходу в открытый космос и на объекты с иной гравитацией.

5. La Chalupa.

La Chalupa в переводе с испанского — «небольшая лодка», но, несмотря на такое скромное название, это сооружение на момент постройки в 1970-е годы было одной из самых современных морских лабораторий мира. Спустя десятилетие ее трансформировали в первую на планете подводную гостиницу. Она работает уже более 30 лет, стать ее гостем может любой желающий и сейчас. Достаточно иметь сертификат аквалангиста или пройти соответствующий курс обучения прямо перед заселением в необычный отель, получивший название Jules' Undersea Lodge (подводная гостиница «У Жюля», с намеком на французского писателя Верна).

В расположенной по соседству с Aquarius у острова Ки-Ларго станции две двухместные спальни и одна ванная комната. Внутри достаточно спартанская, но, учитывая обстоятельства при этом, комфортная обстановка, включающая телевизор, микроволновку и прочие блага цивилизации. Трехчасовое пребывание внутри сейчас стоит $150, а полноценная ночь обойдется в $675. Владельцы отеля предлагают и традиционные свадебные романтические уик-энды в окружении флоры и фауны кораллового рифа.

 

1960-е годы были временем больших свершений, но еще больших надежд. Почти все обыватели, да и многие специалисты полагали, что уже в начале XXI века человечество покорит не только Луну, но и создаст постоянные обитаемые базы на Марсе, а дальше двинется к покорению звезд. Точно такие же планы существовали и насчет морского дна. Научно-популярные журналы того времени наполнены фантастическими проектами масштабных подводных комплексов, благодаря которым люди смогут изучать это мир и осваивать его недра.

Реальность, как это обычно и бывает, оказалась куда прозаичнее. Эксперименты Жака-Ива Кусто и его коллег по увлечению показали, что с экономической точки зрения строительство «гидрополисов», подводных городов, бессмысленно. Обслуживать любую подводную инфраструктуру оказалось дешевле с поверхности или используя роботов, даже несмотря на все теоретические преимущества создания постоянно обитаемых станций. Конечно, такого рода объекты продолжат существование, но лишь в качестве научных лабораторий или туристических аттракционов. XXI век оказался совсем не романтическим столетием.

  • avatar
  • .
  • 0

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.