«Я играл в видеоигры 15 часов в день, а фоном работал Netflix»: как лечат интернет-зависимых

В США, Европе и Азии — от комфортных лагерей и групповой терапии до решёток на окнах и ударов током.

Участники китайской программы против интернет-зависимости. Фото Reuters

Несмотря на то, что интернет-зависимость официально не признана психическим расстройством, требующим врачебного вмешательства, с каждым годом в мире открывается всё больше терапевтических центров, в которые принимают людей, чья привязанность к социальным сетям и видеоиграм стала навязчивой. Как правило, это подростки и молодые люди, которые из-за аддикции теряют отношения или работу, испытывают сложности в офлайн-коммуникации, становятся рассеянными или агрессивными.

В одних странах терапия проходит в дружелюбной атмосфере, напоминающей детский лагерь, в других — в жёстких условиях, призванных решить опасную, по мнению властей, проблему.

Ррассказываем об опыте борьбы с онлайн-зависимостью в трёх государствах и событиях, которые приводят людей в реабилитационные центры.

Что такое интернет-зависимость

В 2015 году психолог и эксперт по интернет-зависимости и поведению в интернете Кимберли Янг подробно разобрала это понятие на лекции TED.

Янг начала с истории подруги, которая развелась с мужем из-за его аддикции. Он часами сидел в интернете, 60 минут которого тогда обходились в 2 доллара, а затем начал знакомиться с девушками в чатах. Он почти перестал общаться с женой, что и стало причиной развода. Это лишь один из десятков случаев, с которыми Янг столкнулась ещё в нулевых. Тогда ей часто жаловались, что интернет-зависимость разрушила чей-то брак или карьеру.

Об интернет-зависимости сказано очень много, и в разных частях света её рассматривают как недуг, но официально она не признана психическим расстройством. Для определения интернет-зависимости Янг формулирует три основных признака.

1. Человек отвлекается на уведомления смартфона даже во время ответственных ситуаций: когда переходит дорогу на оживлённой улице или ведёт машину.

2. Человек ежедневно проводит в интернете или за видеоиграми больше 10-12 часов, но не работает и не ищет полезную для учёбы информацию. Когда его отвлекают, он злится и срывается на людей, мало ест, забывает о важных встречах и обязательствах.

3. Человек систематически нарушает обещания не заходить в интернет, не проверять уведомления или не играть в видеоигры. Если первые два пункта в той или иной степени знакомы каждому, то третий — наиболее важный и характерный. Он указывает на неспособность сдерживать себя.

США. Загородные дома и комфортные лагеря

По разным оценкам количество интернет-зависимых в США составляет от 1% до 13% среди взрослых людей и 20% процентов среди подростков. С каждым годом количество реабилитационных центров растёт, а стоимость терапии начинается от 10 тысяч долларов.

Самый известный американский реабилитационный центр reSTART, основанный в 2009 году, расположен в небольшом городке Редмонд в штате Вашингтон. Программа по лечению интернет-, видеоигровой, VR- и азартной-зависимости называется reSTART Life («Перезагрузи жизнь»). Она разделена на две группы: для подростков 13-18 лет и для людей до 30 лет. Кроме этого есть консультации для родителей.

Большинство пациентов — это мужчины от 20 до 31 года, для которых характерен один и тот же жизненный сценарий: они потеряли работу, разрушили семейные отношения или хотели покончить с собой из-за игровой или интернет-зависимости. Кого-то довела порнозависимость: 31-летний участник программы около полугода жил в машине и мастурбировал до 10 раз в день, а остальное время мечтал вернуться в мир World of Warcraft. На групповых занятиях он признался, что потерял девственность в 29 лет со стриптизершей.

25-летний Маршалл Карпентер рассказывал, что его жизнь до программы крутилась вокруг трёх занятий.

Я играл в видеоигры 14-15 часов в день, а фоном постоянно работал Netflix. Когда это прерывалось хоть ненадолго, я играл в игры на телефоне или жаловался бывшим девушкам на одиночество.

Маршалл Карпентер, участник программы reSTART Life

Программа лечения устроена следующим образом. Первые 45 дней участники проводят в загородном доме в лесу. Именно этот этап принято считать самым тяжёлым. Вырванные из своей аддикции пациенты с трудом привыкают к новому миру вокруг. В доме нет компьютера и интернета, цифровой мир вообще едва ли затрагивает место реабилитации.

В доме есть библиотека со специально отобранными книгами, позвонить можно лишь по стационарному телефону, стирать одежду, убираться и готовить пищу (исключительно здоровую) нужно самостоятельно. К девяти утра участники программы заправляют кровати и идут на групповую терапию. Затем они могут поиграть на пианино, пойти в спортзал, в огород или погулять по лесу. Одновременно в доме могут жить только шесть человек.

Участники программы reSTART. Фото The Guardian

Следующий этап — участники переезжают в город и живут в одной квартире, общаются с психотерапевтами, продолжают посещать групповые занятия, ищут работу и стараются не пользоваться интернетом. Программа длится 6 месяцев. За восемь лет работы проекта терапию прошло больше 150 мужчин и всего 6 женщин. Руководство центра считает, что женщины более социальны и не так сильно подвержены онлайн-зависимости.

Стоимость полного курса программы — 25 тысяч долларов. Несмотря на высокую цену, в reSTART почти не бывает свободных мест. Программа для подростков запустилась в 2016 году, все места на ближайшую терапию уже забронированы. Такая ситуация свойственна и для взрослой программы.

Посетители летнего лагеря Camp Grounded. Фото учреждения

Но если в reSTART и ему подобные учреждения обращаются те, кто действительно нуждается в помощи, летний лагерь Camp Grounded предлагает просто пару дней отдохнуть от переизбытка информации. Там не проводят психологических консультаций, не обсуждают работу, запрещены любые технологии, а вместо настоящих имён гостей просят придумать себе псевдоним. Всё это даёт возможность отдохнуть от привычной цифровой жизни.

Аудитория лагеря — люди от 19 до 67 лет. В отсутствии гаджетов они учатся стрелять из лука, занимаются пешим туризмом, плавают, рисуют, занимаются рукоделием, играют на музыкальных инструментах или медитируют. По вечерам обитатели лагеря собираются у костра, поют и общаются.

Обычно в лагерь приезжают на выходные — это стоит в среднем 495 долларов. Также здесь часто проходят фестивали и специальные наборы, в таких случаях цена гораздо ниже. Сначала лагерь работал только в Калифорнии, но позже филиалы открылись в Северной Каролине, Техасе, Нью-Йорке и Вашингтоне.

Южная Корея. Силовые тренировки и терапия для подростков

 

По данным Министерства семьи Южной Кореи, в 2015 году около 14% южнокорейских подростков страдало от интернет-зависимости. В том же году издание Business Insider сообщило, что каждый десятый подросток страны в возрасте до 19 лет зависим от интернета. Эта статистика логичным образом вытекает из повсеместного доступа к интернету и популярности киберспорта — в стране это негласный национальный спорт.

Для борьбы с зависимостью в 2011 году правительство ввело «закон Золушки», запрещающий детям младше 16 лет играть в сетевые видеоигры с 12 ночи до 6 утра. В 2007 году в стране открылся десяток реабилитационных центров, а отделения для страдающих от аддикции появились в больницах. Программа лечения полностью оплачивается правительством.

Участники терапии и волонтёры в Национальном центре молодёжной интернет-терапии. Фото The Washington Post

Большинство обитателей учреждений проводят за видеоиграми до 15 часов в день, игнорируют родителей, прогуливают школу и с трудом общаются с друзьями в реальном мире. В центре у них первым делом отбирают телефоны и другие гаджеты, а взамен предлагают книги, настольные игры или музыкальные инструменты. Терапия продолжается до 27 дней. Для многих это становится настоящим испытанием.

Подростки рассказывали, что телефоны и компьютеры снятся им по ночам. Во время прогулок кто-то может обсуждать стратегию в League of Legends или World of Warcraft, чтобы облегчить своё состояние. Ситуацию усугубляет персонал, который может без стеснения слушать музыку на компьютере или телефоне, привлекая внимание детей.

В сеульском учреждении разрешают пользоваться телефоном один час в день, но почти у каждого центра свои правила. К примеру, специалисты Национального центра молодёжной интернет-терапии в провинции Чолла-Пукто сравнивают интернет-зависимость с алкогольной или наркотической. Методы борьбы схожи: групповые занятия, где участники рассказывают о своих проблемах, и силовые нагрузки (зарядка, бег с препятствиями и лазанье по канатам).

Участники терапии неизменно жалуются на первые дни цифровой детоксикации. Но с каждым днём адаптироваться всё легче. Прошедшие терапию признавались, что она действительно помогла им выработать силу воли.

Китай. Милитаристский образ жизни и решётки на окнах

По данным за 2015 год, около 24 миллионов китайских подростков страдают от интернет-зависимости. Поэтому китайские власти относятся к проблеме гораздо строже, чем в других странах. Там зависимость от интернета официально считается заболеванием с 2008 года.

Первый реабилитационный центр для зависимых появился в Шанхае ещё в 2004 году. С тех пор количество центров увеличивается, но стандарты лечения почти не меняются. Участников терапии заставляют ходить в камуфляжной форме, ежедневно маршировать, изучать боевые искусства и принимать успокоительные препараты. Обычно терапия длится 3-4 месяца. Средняя стоимость — 1500 долларов в месяц. Директор центра Дао Ран утверждает, что лечение помогает 70% пациентов.

 

Один из преподавателей в китайском учреждении считает интернет и видеоигры «электронным героином».

 

«Пожалуйста, передайте это письмо моей матери, они заперли меня здесь, связывали руки», — как-то попросил журналистов один из подростков. В небольших комнатах с металлическими кроватями и решётками на окнах ночует до пяти человек. У обитателей центра есть общий стол в комнате, иногда они играют за ним в карты.

Родителей не обязуют навещать детей, но призывают к поддержке. Китайские психологи считают, что зависимость детей от интернета формируется от одиночества. Им нужна родительская поддержка, а не агрессия.

В реабилитационный центр обычно отправляют, когда другие методы бессильны. В разговоре с журналистом The New York Times отец одного из подростков признался, что избил сына, пытаясь отвлечь от игры. Тот в ответ пригрозил покончить с собой, если его лишат доступа к компьютеру. Другие родители обманом привозили детей в центр, к примеру, усыпляя их.

Обычно в реабилитационных центрах лечатся юные люди. Кто-то из них бросил школу, играя в видеоигры по десять часов. Один из обитателей такого учреждения потратил 95 долларов на видеоигры — сильный удар по кошельку среднестатистического шанхайца. Другой участник терапии проводил за игрой в World of Warcraft больше десяти часов в день, игнорируя контакты с семьёй.

Подростки относятся к лечению по-разному. При виде камер многие смущаются и начинают плакать, кто-то просит передать записку родителям, потому что им якобы запрещают переписку. Столь жёсткое отношение порой приводит к депрессии у подростков. Китайские СМИ утверждали, что из-за терапии несколько подростков пытались покончить с собой.

До недавнего времени в реабилитационных центрах в ходу была шоковая терапия — некоторые специалисты верили в неё, как в эффективное средство против интернет-зависимости. Участник терапии садился в кресло, к его телу подключались электроприборы, которые без предупреждения пускали ток. Так случилось с 22-летним Гу Джинном — около 10 минут его насильно били током. «Это было невыносимо, мне пришлось крепко закрыть глаза. Я не видел ничего, кроме белизны, как будто смотришь на экран телевизора без сигнала» — описывал свой опыт Джинн.

Медсестра проверяет, принял ли 14-летний участник терапии лекарства. Фото Фернандо Морелеса

Инициатором такой практики в учреждениях стал психиатр Ян Юнсинь, известный в китайских СМИ под псевдонимом «Дядя Ян». По мнению некоторых специалистов, направленный удар током способен лечить депрессию, шизофрению и другие ментальные отклонения с помощью безболезненных припадков. По словам Юнсиня, он провёл процедуру для более чем 6000 человек. Только в 2017 году китайские власти запретили её использование.

Сейчас в Китае рассматриваются и другие законы, согласно которым персоналу терапевтических учреждений должны запретить заставлять детей выполнять упражнения насильно. С этим решением связан трагический случай, произошедший в 2014 году в провинции Хэнань. Тогда 19-летняя участница терапии скончалась после тренировки. Сама тренировка заключалась в том, что сотрудники заведения поднимают, а затем роняют человека на землю. После этого девушка потеряла сознание, а персонал начал пинать её ногами, думая, что она притворяется.

История вызвала громкий скандал, виновных в избиении девушки арестовали, а центр закрыли. Несмотря на резонанс вокруг случая, китайским властям потребовалось три года, чтобы подготовить новые указы. Но неизвестно, когда они вступят в силу.

Другие страны

Реабилитационные центры по лечению интернет- и видеоигрового привыкания существуют во многих точках мира, общая концепция в них примерно одинаковая. В Австралии работает программа The Cabin Sydney, которая помогает справиться с цифровой зависимостью. Средний возраст участников терапии — 17-35 лет. Она частично копирует популярную программу «12 шагов» для лечения других зависимостей. Аналогичный центр расположен на севере Таиланда в «роскошном», как гласит описание, заведении.

Центры реабилитации существуют в Риме и Милане, во Франции профилактические консультации проводят со школьниками. Опросы показывают, что интернет-аддикция также распространена среди молодых людей в скандинавских странах. К такому же выводу пришли власти Пакистана, Ирана и Германии. В Японии цифровое привыкание официально считается заболеванием. В июле 2014 года первый центр по лечению интернет-зависимости открылся в индийской столице Дели.

Последний на сегодняшний день реабилитационный центр для интернет-зависимых открылся в Алжире в октябре 2016 года. Это первое подобное учреждение в Африке, и оно сосредоточено на лечении зависимости от социальных сетей. Расходы учреждения полностью оплачиваются правительством.

За полгода работы центр посетило примерно 100 человек, которые признавались, что могут провести целый день на форумах и в социальных сетях. Большая часть участников терапии страдает от спинной и головной боли. Их возраст разнится от 15 до 40 лет.

0 комментариев

Оставить комментарий