Дом-улей в Москве: Эпатажный проект советского архитектора Мельникова, признанный в мире гениальным

Дом-улей. /probauhaus.ru
 
Дом-улей.


Это цилиндрическое здание с окнами, похожими то ли на ромбы, то ли на соты, и даже напоминающее углеродные нанотрубки, считается классикой авангарда, и несмотря на внешнюю простоту, с архитектурной точки зрения создано гениально. Название «Дом-улей» творению талантливого архитектора Мельникова дали не только из-за того, что проект чем-то напоминает соты. При всей своей простоте здание очень крепкое, экономичное и удобное. И вот что удивительно: построено оно почти сто лет назад.

Мельников жил здесь с семьей и работал. /Фото:Saldonin.ru

 
Мельников жил здесь с семьей и работал.


Интересно, что столь лаконичный одноквартирный дом в духе авангарда появился в Кривоарбатском переулке не в наши дни и даже не в конце прошлого века, а в 1929-м, когда Москва еще помнила, как строились красивые, пышно декорированные купеческие особняки, возводимые буквально 20-30 годами ранее. И вдруг – такое странное здание, похожее на короткую трубу, с множеством шестиугольных одинаковых окон. И жил в нем сам архитектор...

Судьбоносная встреча

Тут стоит сказать несколько слов об авторе данного проекта – Константине Степановиче Мельникове. Он родился в 1890 году в многодетной и не очень богатой семье. Родители записали его в церковно-приходскую школу, а после ее окончания – увидев у мальчика способности к рисованию – учеником в иконописную мастерскую. Однако проучился он там недолго – бросил.

Знаковым событием в жизни Константина стало знакомство его родителей с одной московской молочницей, которая обслуживала богатые семьи. Женщина представила мальчика видному ученому и педагогу тех лет Владимиру Чаплину.

Юный Константин (второй справа) с семьей Чаплина - своими благодетелями. /Фото:wikipedia.org

 
Юный Константин (второй справа) с семьей Чаплина — своими благодетелями.


Будучи совладельцем крупного торгового дома, мужчина взял Константина на работу и, разглядев у подростка большой талант, стал его покровителем. Он нанял ему педагога по живописи, попросил позаниматься с ним учительницу своих детей, и вскоре его подопечный успешно поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, выдержав просто бешеный конкурс – примерно 24 человека на место. Он обучался у известных академиков архитектуры и таких величайших мастеров, как Коровин, Иванов, Коненков, впитывая их знания, как губка.

К. Мельников в студенческие годы. /Фото:studfiles.net

 
К. Мельников в студенческие годы.


Поначалу талантливый парень не интересовался архитектурой и пошел на это отделение лишь потому, что этого хотел Чаплин, по-отечески рекомендуя юноше профессию, которая принесет материальный достаток. Но в процессе знакомства с этим видом искусства у него проснулась истинная любовь к зодчеству.

Любимец властей

Окончание обучения пришлось на ранние советские годы. Мельникова высоко ценили власти как молодого архитектора, ему поручали крупные задания – например, проекты планировки Бутырского района, Ходынского поля, поселка для работников психиатрической больницы им. Алексеева.

Но уже несколько лет спустя архитектор решил отказаться от неоклассики, конструктивизма и от принадлежности к какому-либо общепринятому стилю и создать что-то свое. Его называли архитектором-авангардистом и, помимо жесткой критики со стороны некоторых коллег, он в то же время получал похвалу от таких мэтров, как, например, Щусев.

В 1924 году при строительстве Мавзолея проект саркофага, придуманный Мельниковым, был признан лучшим из представленных работ, что считалось огромной честью и ключом к блистательной карьере для советского архитектора. Этот саркофаг простоял в московском Мавзолее вплоть до начала Великой отечественной и эвакуации тела вождя в Тюмень.

За свою жизнь Мельников создал немало странных, но очень известных проектов. Это и здание Ново-Сухаревского рынка с удобно и оригинально расположенными торговыми павильончиками-киосками, и советский павильон на международной выставке в Париже (здание необычной формы со стеклянными стенами) и, конечно же, его знаменитые московские гаражи (например, построенные для «Интуриста» и «Госплана»). Кстати, именно Мельников разработал план проектировки ЦПКиО имени Горького.

Знаменитый гараж Госплана в Лефортове. /Фото:4sqi.net

 
Знаменитый гараж Госплана в Лефортове.

Особенности «улья»

При всей многогранности и плодовитости Мельникова именно Дом-улей многие эксперты считают вершиной его творчества. Изначально, еще при строительстве, он позиционировал свое творение как экспериментальный дом, который, например, может быть прообразом жилого здания-коммуны. А возводил он его на собственные средства. И, возможно, именно поэтому советское правительство разрешило ему отстроить в центре Москвы персональный дом и в нем поселиться.

Улей на фоне московских домов. /Фото: probauhaus.ru, Д. Лазарев

 
Улей на фоне московских домов.


Несмотря на то, что, на первый взгляд, здание кажется очень примитивным, в его конструкции архитекторы усматривают много удачных новаторских идей. Дом-улей оценили даже на Западе.

Вид сверху. / Фото:faces-russia.ru, Денис Есаков

 
Вид сверху.


Кстати, здание представляет собой не один цилиндр, как может показаться, а два. Они врезаны друг в друга на одну треть, по форме образуя что-то вроде восьмерки. Одна из окружностей как бы срезана – с этой стороны у здания вход. Дом выстроен без несущих опор, колонн, стропил и балок, но, тем не менее, очень устойчив.

Проект в виде восьмерки/ Фото:alyoshin.ru

 
Проект в виде восьмерки


Кстати, каркас его таков, что расположение и количество оконных проемов можно менять, как вздумается – часть окон «замуровать», а в других местах сделать новые «соты».

Строительство здания. /Фото:wikiarquitectura.com

 
Строительство здания.


Долгое время москвичи и гости столицы могли удивляться этому дому и любоваться его завораживающей простотой лишь с улицы, ведь здание было частным владением. Перед смертью сын архитектора Виктор Мельников завещал, чтобы дом принадлежал государству и чтобы в нем обязательно был музей, однако в силу долгих судебных тяжб и конфликтов родственников-наследников, в подробности которых совсем не хочется углубляться, долгое время здание оставалось закрытым для посетителей и при этом все более ветшало. Но, к счастью, решить все вопросы и открыть, наконец, музей все-таки удалось. И теперь каждый может посмотреть «улей» изнутри.

Вход в музей. /Фото: tourprom.ru

 
Вход в музей.


Внутренняя планировка очень интересна и словно символизирует восхождение от низменных желаний к творчеству. На первом этаже расположены кухня, столовая и другие подобные помещения, на втором – жилые комнаты, а на третьем – мастерская.

Мастерская архитекторов Мельниковых. / Фото:strana.ru

 
Мастерская архитекторов Мельниковых.


Гости музея могут осмотреть мастерскую, где работали Константин Мельников и его сын Виктор (тоже архитектор), гостиную, спальню, столовую.

Вопреки расхожему мнению о том, что в круглых пространствах жить дискомфортно (например, такие помещения у многих древних культур считались неправильными с точки зрения энергетики), потомки архитектора утверждают обратное.

В круглых комнатах, как оказалось, очень комфортно.. / Фото:strana.ru

 
В круглых комнатах, как оказалось, очень комфортно..


Например, Елена Мельникова, внучка Константина Степановича, не раз говорила, что здесь очень уютно. Комнаты спроектированы так, что в них легко расставить мебель, и зрительно помещения кажутся просторными. Кроме того, не нужно выметать пыль из углов.

 

источник

1 комментарий

avatar
  • 1GR
  • +1
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.