В ответе за мир

Россия стала председателем в "Большой двадцатке"

С 1 декабря Россия стала председателем в "Большой двадцатке". Это значит, что в течение года чиновники из российского Минфина и администрации президента будут определять повестку десятков заседаний и встреч G20 — одного из самых молодых и самых перспективных экономических объединений в мире.

За последние несколько лет Россия вступила во множество формальных и неформальных наднациональных образований, которые должны вырабатывать региональные или даже общемировые правила и следить за их исполнением. Это БРИК©, ВТО, Таможенный союз, "Большая двадцатка", а в ближайшее время, по всей видимости, Россия вступит еще и в ОЭСР — так называемый "клуб богатых стран". Добавим к этому "газовую ОПЕК" и приглашение от ОПЕК нефтяного, а также старые наднациональные объединения: ООН, "Большую восьмерку", ЕврАзЭС, СНГ, АТЭС — и в каждой из этих организаций Россия старается играть существенную роль, роль если не мирового, то хотя бы регионального лидера.


Сергей Сторчак. Фото Коммерсантъ, Дмитрий Азаров
Сергей Сторчак. Фото Коммерсантъ, Дмитрий Азаров

Иногда это выражается в том, что Россия становится председателем в каком-то из объединений или принимает у себя всемирные или региональные саммиты. Так, в 2006 году в Санкт-Петербург приезжали руководители "Большой восьмерки", через шесть лет во Владивостоке прошел саммит АТЭС. Олимпиаду в Сочи и чемпионат мира по футболу 2018 года также стоит рассматривать в контексте этих общественно-политических встреч — Россия самоутверждается, в том числе, и за счет организации крупных спортивных событий.

Образ России на такого рода мероприятиях уже сложился: страна готова тратить миллиарды на то, чтобы принять гостей "богато", готова затевать гигантские стройки ради нескольких дней официальных мероприятий, готова обеспечивать безопасность иностранцев в ущерб интересам местных жителей.

Председательство в G20 будет противоречить этому образу. Хотя и нет сомнений в том, что Россия примет участников финального саммита на самом высоком уровне, никаких масштабных расходов бюджета не понадобится. Сентябрьский саммит пройдет в Константиновском дворце Санкт-Петербурга, и это, как ожидается, должно помочь справиться с неизбежным транспортным коллапсом, который сопровождает подобного рода встречи. Константиновский дворец находится в 19 километрах от Санкт-Петербурга — центр города приезда руководителей крупнейших стран мира может и не заметить.

На этот раз от России требуется не столько традиционное гостеприимство, сколько именно интеллектуальный вклад. Основная работа в рамках G20 будет проходить на многочисленных встречах на уровне рабочих групп и министерств, и от того, какую повестку дня предложит Россия, будет зависеть их содержание. Если на низовом уровне странам "Большой двадцатки" удастся договориться, тогда и финальный саммит в Санкт-Петербурге обретет дополнительный (помимо представительского) смысл.

 

О чем будет говорить Россия

G20 — одно из самых быстроразвивающихся наднациональных объединений. Плюсы "Большой двадцатки" заключаются, с одной стороны, в компактности — ей не приходится учитывать интересы сотен стран, как ВТО или ООН, с другой — в ее глобальности: в G20 представлены все континенты, а их суммарный объем ВВП составляет 90 процентов от мирового, объем торговли — 80 процентов. Это не элитный клуб типа G8, в которой нет даже Китая, второй по величине экономике мира.

Другое коренное отличие "Большой двадцатки" от других объединений заключается в том, что эта организация начала проводить годовые форумы в 2008 году, то есть во время экономического кризиса. Это и определило повестку всей G20 — она занимается экономическими, а не политическими проблемами, в ней важно не общение мировых лидеров само по себе, а конкретные решения, общемировые компромиссы по управлению местными экономиками.

Отсутствие политики на саммитах "Большой двадцатки" означает, что главными в G20 становятся министры финансов. В России основную работу по подготовке к итоговому саммиту ведут "шерпы" страны в G20 — заместитель министра финансов Сергей Сторчак и Ксения Юдаева из экспертного управления. Именно они в преддверии председательства России в организации и рассказали, что предложила страна обсуждать своим партнерам весь год.

 

Ксения Юдаева. Фото Коммерсантъ, Дмитрий Азаров
Ксения Юдаева. Фото Коммерсантъ, Дмитрий Азаров

Главное, вокруг чего будет строиться повестка — тема мирового экономического роста. Она выбрана очень удачно: и в еврозоне, и в США, и в развивающихся странах в 2012 году замедлились темпы роста ВВП, и весь 2013 год эта проблема точно будет одной из центральных в мире. Для сравнения, саммит 2012 года в Мексике строился вокруг "зеленой экономики" и поэтому получился немного впроброс — чиновников больше интересовал долговой кризис в еврозоне, чем более или менее абстрактная экологическая проблематика, которую обычно обсуждают в "тучные" годы.

В России хотели бы связать тему роста ВВП с темой доверия в мировой экономике. По словам Сторчака, банки накопили на своих балансах большое количество денег, но вкладывают их лишь в самые надежные активы, опасаясь повторения кризиса. В итоге деньги, которые в неограниченных количествах выдают банкам правительства через разные программы "количественного смягчения", не доходят до экономики. Россия, чей рост ВВП сильно зависит от инвестиций из-за рубежа, страдает от недоверия банков в той же степени, что и многие другие развивающиеся страны. Кроме того, в Россию не верит и собственный бизнес — не случайно ЦБ и Минфину уже который год не удается справиться с оттоком капитала за границу.

Под общую тему роста ВВП, впрочем, можно подвести не только тему "доверия", но и вообще какие угодно межгосударственные проблемы — все они так или иначе касаются конечных цифр валового продукта. По словам Ксении Юдаевой, на саммите и встречах вокруг него будут говорить и о привлечении инвестиций, и о противодействии коррупции, и о безработице, и о проблемах высокого государственного долга и дефицита бюджета, и — раз уж это Россия — об энергетических рынках.

Особенностью G20 является то, что любые документы в организации принимаются только на основе консенсуса — не против решения должны быть все 19 стран, входящих в "двадцатку", и Евросоюз. В каком-то смысле такой разброс тем "раскалывает" G20 (тема долгов интересна Европе, но неинтересна многим развивающимся странам, безработица также волнует прежде всего ЕС и США), но с другой — помогает принимать итоговые документы: если какая-то страна самоустраняется от решения какой-то проблемы, то добиваться консенсуса проще.

Впрочем, по основным вопросам, например, по рекомендациям относительно дефицита бюджета и предельного объема госдолга, договориться будет предельно сложно. Сам выбор темы Россией (содействие экономическому росту в мире) не очень вяжется с жесткими ограничениями по расходам правительств. Сторчак уже намекнул, что стороны будут работать над тем, чтобы упростить расходование средств для стимулирования экономики, но это, в свою очередь, может вызвать протест стран, выступающих за жесткую финансовую дисциплину — например, Германии.

В поиске консенсуса между антагонистами мировой экономики и должно обнаружиться искусство российских переговорщиков. Если они сумеют убедить страны G20 принять на саммите в Санкт-Петербурге резолюцию, в которой будут не только общие фразы, но и конкретные цели и задачи, новые цифры по ограничениям расходов, то образ России в глазах мировой общественности может обогатиться еще одной чертой — умением управлять глобальными экономическими дискуссиями.

Александр Поливанов
  • avatar
  • .
  • +40

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.