Белорусские земли были утоплены в крови: 118-й украинский батальон охранной полиции

 

118-й батальон был сформирован в Киевской области весной 1942 года. Его основу составил 115-й батальон, но он также был дополнен советскими военнопленными, в большинстве своем украинцами. Изначально его члены носили литовскую форму, но по большей части были украинского происхождения.

В суде бывший полицейский 118-й батальона охранной полиции Григорий Спивак дал следующие показания: «Я был в лагере военнопленных в Киеве. Осенью, уже холодно было, нас начали набирать на работу. Приехали где-то уже обученные националисты, которые стали организовывать охранный батальон. Мне дали винтовку, одели в зеленую немецкую форму. Я попал в 118 батальон, где начштаба стал Васюра. Командиром взвода у меня был Пасичнык, ротным — Винницкий, бывший офицер. В Белоруссию нас направили для борьбы с партизанами. Мы участвовали в облавах и различных операциях».



Среди членов 118-го батальона были также украинцы-участники казней в Бабьем Яру 29 сентября. Добровольцам сказали, что они будут служить на Украине и защищать там Киево-Печерскую лавру, железнодорожные узлы, банки и складские помещения. Но в ноябре 1942 г. батальон был переброшен в Минск.

Формально батальоном командовал, как уже было сказано, майор Эрих Кёрнер, но ему было 56 лет, и он не отличался крепким здоровьем. Поэтому на практике повседневными операциями руководил хорошо образованный двадцатисемилетний украинец Григорий Васюра — «палач Хатыни». Самой активной частью батальона была первая рота, состоявшая по большей части из националистов из Западной Украины. Элитную часть батальона составлял первый взвод первой роты, возглавляемый Владимиром Катрюком.

На территории оккупированной Белоруссии 118-й батальон охранной полиции принимал участие в самых жестоких операциях по «умиротворению». С марта по август 1943 года он участвовал в операциях «Hornung» («Хорнунг»), «Draufgänger» («Драуфгенгер»), «Cottbus» («Коттбус»), «Hermann» («Герман») и «Wandsbeck» («Вандсбек»). Именно этот батальон имеет прямое отношение к сожжению деревни Хатынь.

Он также сотрудничал с 115-м, 102-м, 101-м украинско-белорусским батальонами, Русской освободительной армией, балтийским, венгерским и белорусским формированиями, а также с печально известной зондеркомандой СС «Дирлевангер». Кроме того, 118-й батальон боролся с польским подпольным движением.

Из всех карательных операций самой ужасной считается «Коттбус». Согласно боевому донесению 28 июня 1943 года, «потери среди врагов» следующие: 6 087 человек — «убиты в бою», 3 709 — казнены и 4 997 мужчин и 1 056 женщин — «взяты в качестве рабочей силы».

 Это с одной стороны. С другой же убиты всего лишь 5 немецких офицеров, 83 сержанта и солдата и 40 человек других национальностей и ранено 152 человека. В ходе всей операции было убито 13 000 человек, но захвачено всего лишь 950 винтовок. Как кратко пояснил генеральный комиссар Белоруссии, «данное соотношение убитых врагов и захваченного оружия свидетельствует о том, что 90 процентов врагов были безоружны». Результаты операции «Герман» похожи. Немецкие источники приводят следующие цифры: 4 280 «врагов» убито и 654 взято в плен.

Батальон служил в Белоруссии до июля 1944 года, а затем последовал за отступающими немцами в Польшу. В Восточной Пруссии 115-й и 118-й батальоны объединили в новый 63-й Украинский батальон охранной полиции, в который, по словам Катрюка, входило от 500 до 600 человек. Затем он был реорганизован в 30-ю гренадерскую дивизию СС. Предполагалось, что она станет сражаться во Франции. 

Зимой 1942–1943 года из 115-го батальона дезертировало около 50 человек, а десятки членов 118-го батальона присоединились к Украинской повстанческой армии в Волыни.

В УПА* бывшие полицейские активно пользовались полученным опытом. 

«Спасающиеся бегством военизированные формирования имели в своем распоряжение немецкое оружие и опыт жестокой тактики, которой они научились во время массовых казней», — писала Кейт Браун. 

Члены УПА уничтожали польские деревни в Волыни с тем же усердием, с каким Schutzmannschaften проводили свои операции в 1942–1943 годах. Сжигали все дотла, конфисковали скот и тысячами убивали гражданских лиц, пытавшихся убежать с территорий, где их семьи, зачастую, жили в течение нескольких веков.

*УПА — запрещенная в России организаций.

Источник: Рудлинг П.Р. Террор и коллаборационизм во время Второй мировой войны: случай 118-го батальона охранной полиции в оккупированной Белоруссии // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры – 2016 – № 1

  • avatar
  • 1
  • .
  • +31

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.