Как я был на маленькой войне в 2008 г.

Номер 1Все описанное здесь правда. Возможно, я допускаю некоторые неточности, и даже приукрасы, но постараюсь быть историчным и документальным. Может быть, кто-то узнает себя. Может быть, не в лучшем свете, т.к. уродов хватало и я буду честен по отношению к ним. Пацаны, если кто меня узнал, пишите в личку.)

8 августа 2008 года.

С самого утра стало ясно: что-то произошло. Не было занятий, командиры были вызваны в штабы и до обеда мы никого не видели. Ощущалось какое-то радостное напряжение, по военному городку шарились неприкаянные бойцы.

Слухи уже ползли по городку и там и там слышалось: «Грузия, Абхазия, Осетия, Цхинвал, охуели пидоры, раком их надо ставить, ну и прочее.»

После обеда к нам пришел командир и сказал: «Пацаны, собираем вещи, эвакуация 100%. Берем все оружие и имущество и выдвигаемся в район формирования колонны. Сегодня в ночь выдвигаемся в Грузию.» Ну а мы такие: «А нахуя?». А он нам: «Война, ёба. Давайте, бля, живее, нахуй.»

Стали мы собираться. Группа у нас была маленькая, всего 12 человек, 6 в наличии, остальные в отпусках. Их вызвали телеграммами, но за 6 часов добраться из Оренбурга или Омска в Грозный очень трудно. Поэтому мы поделили имущество пацанов поровну и стали все грузить.

Это был лютый трэш. Оружия на каждого бойца по 5 единиц. Три снайперки (Манлихер, СВД, ВСС), Калаш и пистолет. У каждого разный. У Макса, моего напарника, был простой ПМ. У меня ПБ. У второй пары ПМ и Грач. У третьей пары ПБ и ПСС.

Плюс куча патронов ко всем этим приблудам, кофры, чехлы, прицелы, батарейки, ночники типа квакер (PVS-14), ноутбуки, а также спальники, лешие, маскхалаты, палатки, матрасы надувные, куча другой спецодежды и просто нужных в хозяйстве вещей.

И все это нужно было уместить в один тентованный ГАЗ 66, который нам щедро выдало командование, с водителем-затупком в комплекте. Как он тупил и как нас едва не угробил, я расскажу потом, если будет продолжение.

 

 

Загрузили мы все барахло, когда уже стемнело. Оставили себе пистолеты, Калаш и ВСС на двойку. Загрузить – загрузили, а самим места нет. Командир говорит, там уже тачку отожмем себе нормальную или командование выделит, но потом. Сейчас ищите места сами, только держитесь двойками и будьте на связи. Да не вопрос, командир, лето же. Можем и на броне прокатиться. Что нам 500 км.

Колонна уже начала формироваться и это зрелище еще то. Ночь, пыль, грохот, рев двигателей.

Выхлопухой прет так, что дышать можно через маску или противогаз. И это на открытом воздухе. Везде стоит шум-гам, смех. Из некоторых люков тянуло шмалью, а из некоторых машин доносились голоса, подогретые явно не чаем.

Проходя вдоль колонны, я нашел свою бывшую роту и своего младшего брата. Он был разведчиком по должности, но его посадили за руль БТРа, водитель которого был то ли в отпуске, то ли в самоволке, то ли умер, не помню. БТР был лютейший: не было света, почти не работал усилитель руля, постоянно спускали колеса и грелся движок. Почему так не повезло моему брату? У него к тому времени (21 год) была категория на грузовики и опыт вождения оных три года. Он учился удивило. Ехал, и то хорошо. Брат был в легком ахуе, спешно инспектировал ввереную ему технику и обещался набить ебало бывшему водиле за то, что довел машину до такого пиздеца.

Забегая вперед, скажу, что брат всю ночь ехал без света, ориентируясь по стопакам переднего и фарам заднего БТРа. Когда часа в 3 ночи погасли задние фонари переднего, брату стало совсем тяжко. Последние километры ночи он преодолел, одев мой ночник.

Колонна все шла. Когда рассвело, мы обнаружили себя в Южной Осетии, рядом с каким-то городком. Внезапно все засуетились. Было видно, что в голове колонны что-то заметили. Проехав еще с пару кило, мы поняли, что всех так оживило.

Это была уничтоженная техника. Еще теплая и дымящаяся. Было видно, что небольшая колонна шла и просто попала под внезапный и очень точный обстрел то ли Града, то ли гаубичной батареи. Два танка стояли без башен. Один лежал на боку, второй стоял как обычно. Башни валялись рядом, одна стволом в землю, вторая утопленная в земле на половину корпуса. Видать, выскоко подлетели, когда сдетанировал боезапас.

Номер 4

Сейчас, имея нехилую стату в реальных боях, я с большой вероятностью могу определить, какой вид боеприпаса оставил воронку или пробоину. Но тогда я успел побывать лишь в нескольких перестрелок в лесу с бородачами, у которых кроме АК и РПГ ничего не было.

А здесь чувствовался другой уровень, другие средства. Это была армия врага, с самолетами, артиллерией, разведкой и саперами. Ну, тогда я так действительно подумал.)

Все стали спешно одевать броники и каски, доставали гранатометы. Наводчики заряжали пушки и пулеметы, саперы расчехляли миноискатели, связисты проверяли частоты. Впереди виднелся серпантин, поэтому водители проверяли тормоза и давление.

Уничтоженная колонна была как дорожный знак «Здесь начинается война».

Мы входим в Цхинвал. Наш батальон попадает под налет грузинского СУ. Ад и угар.) Солдат срочник из ПВО хуярит в него из Иглы: «Товарищ лейтенант, захват произвел, разрешите пуск?»

Десантники-срочники-контрактники идут в бой перед нами. У них только Калаши и по четыре магазина в уебищном совковом подсумке. Мы в ахуе, делимся с ними гранатами. Их потери. Как командиры-пидоры зарабатывают медали.

Трупы. Много-много трупов грузинских солдат. Они валялись, как хлам, который врачи из КК стали собирать в мешки через две недели.

Мы отбиваем пригород Цхинвала и попадаем на оптовый рынок, в котором забиты товарами все контейнеры, но нет ни одного продавца.))) Контора платит, пацаны!!!

Снайпер в пятиэтажке, который заебывал всю дивизию. Снайперша из города Азова Ростовской области, с медалью по Биатлону, блестящей Береттой и с половиной головы. Сука.

Мы входим в Гори (ГРУЗИЯ), команда СТОП! Вы прете слишком быстро, русские! Нас с Максом забывают в одной деревне на зачистке. Мы бежим за колонной много км.

Я и Макс находим интересную документацию, которая приводит нас в брошенный, но полностью оборудованный лагерь минеров в горах Грузии. Я впервые вижу такую крутейшую технику. Роботы-саперы без электронных ключей. Что с ними стало.

Жертвы среди гражданских. Какие картины мы заставали в домах Осетии. Вырезаны целые семьи.

Как дебилы взяли несколько миллионов евро и не смогли их сохранить. В итоге один труп, трое сидят. Заезд в ТРЦ на БТРе через витрину и выбор ноутбука и плазмы. Скидка 100%.

Вещества и алкоголь на войне.

 Номер 5

Часть 2

Многое я не могу говорить по понятным причинам. Но подумайте сами, неверы, зачем мне врать именно в таких подробностях? Ну зачем? У меня все ок с фантазией. Если бы я хотел сочинительств, то написал бы что-нибудь в сеттинге футуризма или пояснил, что это выдумка на основе реальных событий.

Я не могу врать о тех событиях. Не имею права. Потому что это история и честь моей страны, моих друзей, моих братьев по духу, крови и оружию.

Не будет неожиданных открытий и откровений в стиле: «Вот это поворот!».

Это жизнь, пацаны, она интересна, но совсем не кинематографична. Это в кино заскучавшего зрителя всегда взбодрят экшеном, а перед тем, как произойдет страшное, нагнетается саспенс.

Первая часть закончилась интригующе, и многие, возможно, ждут жести в стиле Блэк Хок Даун. Но я разочарую всех. Не было ничего такого. Слишком стремительным и массивным был удар наших Вооруженных Сил. Грузинская армия не имела даже одного шанса из ста. В 99% случаях оставляла без боя не только блок-посты, но и военные части, полные всяких ништяков из демократичной США.

Наше победное шествие по Южной Осетии и Грузии было быстрым и почти беспрепятственным. За все время я выстрелил один раз из Манлихера и много раз из ВСС. Сжег весь боезапас своего ПБ (ну а хули, дай каждому ебнуть)) и выпустил один барабан на 75 патриков из трофейного АКМа чешского образца. СВД так и не достал ни разу. Вот и вся моя война.

Один парень задал вопрос об офицерах, набивающих карманы. Отвечу, что за очень редким исключением, наши офицеры являли собой образец чести и достоинства. Не все были опытными и мудрыми, но порядочными были все. Логика разведывательных и специальных подразделений такова, что там нет места хапугам и крысам. Их бьют и изгоняют. Вот и все. Я слышал, что в мотострелковых батальонах и полках творится беспредел, воруют, обирают и прочее. Но сам никогда не сталкивался с подобным. Бывали у нас карьеристы, но это чуть другое. Они идиоты, конечно, но не подлецы и не предатели, коими являются те, кто ворует.

Я еще раз прошу прощения за неточности. Хронология местами будет нарушена. И это не специально. Я не Джонни-Мнемоник. Вчера, например, вспомнил, что мы преодолевали Рокский тоннель до того, как встретили уничтоженную колонну. Вот как это теперь PASTE?)

 Номер 6

Продолжение первой части. Уничтоженная колонна, описанная мной, на самом деле была встречена после того, как мы проехали Ракский тоннель. Этот тоннель длиной почти 4 км., освещенный внутри. Когда мы по нему двигались, то все старались лежать как можно ниже, закрывали рты и носы тряпками. Самые хозяйственные одели ненужные доселе противогазы. Не уебищные совковые глазастики, а людские, с большим стеклом и возможностью пить воду, не снимая противогаза.

У меня был респиратор и лыжные очки с затемнеными стеклами. Фаллаут, блин. Замкнутость, гул, эхо и критическая концентрация СО2 сильно напрягали. Особенно доставил БТР, на броне которого я ехал. У него тупо отвалилось колесо. Колонна стала. Водитель с наводчиком, подгоняемые вежливыми фразами товарищей, спешно пытались приладить колесо на место. Ничего не вышло, поэтому его пристегнули тросом к борту и погнали дальше. Опережая события, скажу, что БТР80 удивил меня своей способностью ездить на 4 колесах из 8. Лишь бы было равновесие. В гору на таком не влезть, но по асфальту прет шо дурной.

Колонна выехала из тоннеля и опять стоп. Нужно было ждать всех остальных. Дело в том, что после прохождения очередной партии боевых и не очень машин, делался перерыв в движении на полчаса-час. Для того, чтобы солдаты не угорели от СО2. В тоннеле есть вытяжка, вентиляция, но она была спроектирована для определенного потока. Я сильно сомневаюсь, что конструкторы мечтали о том, как по их творению будут без остановки гонять танки и броневики.

Ждали всех очень долго. Ситуацию осложняли гражданские (а они всегда мешают военным своим глупым видом и желанием влезть на своем тазике между двумя БТРами на скорости под сотню) и ополченцы. Ополченцев было много. Это были осетины и русские, которые родились и выросли в Южной Осетии. Может, кто не знает, но в Южной Осетии большинство населения – христиане. Но какие-то на свой лад, что ли. Например, когда мы возвращались с какой-нибудь движухи, ополченцы часто приветствовали нас криками «Аллах Акбар» и поднимали Калаши вверх, держа одной рукой за пистолетную рукоятку. Классика, в общем.

Отмечу одну особенность: в Южной Осетии вдоль дороги, где горы подходят близко к трассам или нависают, стоят необычные пушки. Необычные потому, что они не военные. Калибр ХЗ какой, по виду 40 – 60 мм., не больше. Когда скапливается оползень или ожидается камнепад, то из этих пушек стреляют по скалам, тем самым вызывая контролируемые завалы, которые потом убирают гредеры. Я нигде не видел подобной практики.

Номер 7

Мы с Максом стояли на краю бетонной площадки, внизу которой просто земли не было видно, парни, а вдали виднелись горы такой красоты и такие зеленые, что невольно открывался рот.

Один из ополченцев подошел к нам и сказал: «Ребьята, спасибо вам». Я спросил: «За что?». Он ответил: «За то, что вы здесь. Храни вас Бог, ребята, спасибо вашим матерям». Позже мы выслушивали много таких слов, но те запомнились сильнее всего.

Наконец, все собрались. Колонна опять растянулась по дороге. Проверили связь и помчали. Тут мы и встретили ту разбитую технику, описанную мной в 1 части. Не буду повторяться.

После того, как мы проехали это маленькое кладбище, все стало меняться. Все меньше было шуток и смеха, все больше глаз стали злыми и сосредоточенными. Следовало смотреть по сторонам и не шелкать еблом, потому что прилететь могло в любой момент. Мне уже в те моменты стало страшно и я подумал, что же будет там?

Стало темнеть, мы все двигались. Так как ночью ездить по неизвестной территории не совсем умно, командование решило сделать привал до утра. Если честно, все были рады. Хотелось есть, болела голова от выхлопных газов, тошнило и от вибрации тело казалось чужим. Остановились, спешились, посчитались, получили указания. Благодаря малой численности нашей группы, проволоки и затыков у нас было меньше. Быстро распределили время стояния фишек, поужинали сухпайками и закутались в спальники. Ночью меня поднял Костян, которого я сменил на фишке. Согрел себе чаю в кружке, наебнул с половинкой Сникерса. Другую половинку тормознул для Макса, которому нужно было меня менять уже через полчаса. Ну, все же как-то скрасит ему дежурство.

Утром снова в путь. И опять тряска и подъемы со спусками. У некоторых машин передки были сильно помяты, потому что они часто ловили тех, кто глох и начинал катиться назад. Но обходилось без драк и перестрелок. Это ж вам не ополченцы, в конце-концов.) Я пытался снимать видео на свой S-Ericsson P910, крутой на тот момент гаджет. Но он сел через полчаса, а ПоверБанки тогда еще не юзали и инвертор на 220 в машине мог быть только у связистов. Не то, что сейчас.

Примерно к обеду мы подъехали к Цхинвалу. Он был как-бы внизу и пред нами явилась картина более чем мрачная. Пожары. Очень много пожаров и дыма. Постоянно долбила канонада. Кое-где виднелась подбитая техника. Наши командиры развернули свои карты. Это было начало пиздеца. Потому что карты были не совсем 2008 года. На них отсутствовали целые кварталы, а названия улиц и нумерация домов совпадали иногда.

Колонна разделилась на две части, и я остался в той части, в которой был мой батальон и моя бывшая рота, из которой я перевелся в группу два месяца назад, но до конца службы считал ее родной и даже из расположения не переезжал. Куда уехала вторая часть, я не знаю и не узнаю, а мы аккуратно двинулись по какой-то улице.

Выруливая на одном из поворотов, мы увидели сразу три подбитых танка. Они стояли очень близко друг к другу и башни как-то грустно съехали набок уткнулись стволами в землю. Дыма не было. Наверное, эти танки наебнули более суток назад. Ну ка, профи, скажите, сколько времени хранит жар броня танка, у которого сдетонировал боезапас? ))

Мы припухли на миг, а потом слышим: «Пацаны, да это грузинские танки». И все сразу стали веселее, достали сигареты, задымили. В общем, счастье, как будто мы эти танки подбили. Постояли мы чуток и дальше поползла наша стальная змея. Я думаю, что когда амеры или грузины увидели наши колонны со спутников (а это были, извините, несколько дивизий), то отложили в штаны по кирпичу. Одни от удивления, вторые от страха.

Двигались дальше. Разрывы орудий были слышны ближе и ближе. Не знаю, как у остальных, а мое очко стремилось к размеру игольного ушка. И тут я впервые увидел грузинских солдат. Правда, они были совершенно мертвые, а летняя жара сделала их большими и черными. Мы спешились и пошли смотреть на этот пиздец. Это было отделение. Скорее всего, какого-то спецназа. Одежа была шикарной, разгрузки классные. Оружия не было. Понятно, что его забрали те, кто набрел на этих бедолаг раньше нас. Судя по выжженной вокруг траве, отделение накрыло залпом из реактивной артиллерии. ГРАД, не иначе. Но это была одна или две ракеты, не больше, потому что площадь поражения была не большой. Далеко от этой площадки на земле лежала армейская куртка американского образца. Один чувак побежал ее смотреть. Взял, повертел, попытался примерить. Потом бросил и бледный побежал обратно. Оказалось, в рукаве этой куртки кто-то оставил руку.) Мы потом долго троллили этого парня, вспоминая эту руку.

Потом мы услышали по рации «ХОРОШ СТРАДАТЬ ХУЙНЕЙ, ПИЗДУЙТЕ В УКАЗАННЫЙ РАЙОН, БЛЯДЬ. Я ВАС БЛЯДЬ ЗАЕБАЛСЯ ЖДАТЬ УЖЕ»

Наш командир повертел рукой, что означало «Сбор» и мы снова двинулись. С большей осторожностью. Впереди уже шел человек-предохранитель, которого еще кличут сапером или одноразовым. Разрывы стали слышны еще ближе, а пару раз долетали камни и еще какая-то хуйня.

 

 Часть 3

Мы продвигались осторожно, делая короткие остановки. По сторонам глядели во все глаза, каждый БТР, каждая БМП ощетинились десятком стволов во все стороны. Наводчики вертели башнями, насколько позволяла загруженность брони. Пылища стояла как на Париж-Дакар. Я слез с БТРа и перелез к знакомым пацанам из мотострелкового полка, на БМП. Правда, сразу же после старта я дико об этом пожалел. Она сильно дергалась, лязгала, выхлоп затмевал свет и еще во время движения водитель умудрился поставить ее чуть ли не на «козла», а потом на передок. Мы за малым не рассыпались по дороге после такого. Водителя, однако, не пинали. Просто попросили ехать аккуратнее.

Разрывы стали громче, в воздухе появились облака пыли, в которые мы иногда заезжали и ничего в них не видели. Тогда колонна снижала ход, но все равно, каждый заезд в пылевое облако сопровождался хотя бы одним железным БАМ! и «Ааааа, е…. твою мать, куда прешь!!!» и прочее.

Старший колонны вертел карту так, будто пытался повернуть ней саму Землю, чтобы лишний не пришлось объезжать пару десятков км. Но все оказалось напрасно. Мы заблудились и уперлись в тупик. Связались по связи с командованием и узнали, что из-за старых карт, мы пропустили поворот у большой свечки, которая была ориентиром для всех, но на карте отсутствовала. Старшой убрал карту в планшет и колонна стала разворачиваться. Как разворачивались больше тридцати машин в довольно узком переулке, песня отдельная.

 

Снова выстроившись и много-много раз поругавшись, колонна двинулась дальше. Старшой уже не рулил по карте, а слушал указания командира, где сворачивать. Поворотов было не сильно много и мы каким-то чудесным образом оказались на окраине Цхинвала. Впереди был какой-то лесок, слева виднелся огромный рынок, справа жилой массив-микрорайон. По массиву активно работала артиллерия. Расстояние было в несколько километров. Колонна остановилась, но команды «К машинам» не было. Вдоль машин стали бегать командиры, движуха шла из головной машины. Словно волна, по колонне прошел звук и лязг затворов и предохранителей (профи, успокойтесь, не все ходят круглые сутки с патроном в патроннике. Лучше не ставить на предохранитель и быстро дернуть затвор, когда нужно). Послышалось «Штурм… Штурм…. Сейчас выступаем…. Десантов ждем каких-то…». Признаться честно, я не рвался в бой. Было реально страшно и неизвестно, а оттого еще страшнее. Посмотрев на бледные лица своих товарищей, я понял, что страшно всем. Но бояться никто не запрещает, а задачу выполнять нужно. Я одно думал, только бы не опозориться, не запаниковать, не подставить своих. Потому что жить и служить после такого было бы очень дерьмово. И убивать на тот момент я никого не хотел. Наверное потому, что был еще не таким циником, как сейчас и верил в добро. И считал убийство грехом. Честное слово, вот такой, блин, был я снайпер.

И вот, когда все берсеркеры разозлились и готовы были выступать, в небе появился самолет. Он летел очень низко. Я не буду даже пытаться угадать, насколько, но было хорошо видно подвесное вооружение и некоторые детали корпуса. Мы еще не понимали, чей это фэлкон и просто смотрели на него. И тут он начал снижаться. Я много раз видел видео, как наши Сушки бомбят горы Чечни и знал примерно, что такое боевой заход. Сушка шла на нас именно так. Сначала он взмыл вверх, затем вошел в пике. И тут прозвучала команда-крик: «Воооздуууух!!!!!!». Мы не были натренированы на такую команду. Мы всегда отрабатывали «Граната, Растяжка, Противник слева-справа-стылу» и учились мгновенно реагировать на стрельбу в своем секторе, посылая туда облако пуль за две секунды. Поэтому в первые мгновения все опешили, но быстро пришли в себя и ломанулись прочь от колонны. Я споткнулся и упал в пахоту, а мне в башню по касательной заехали прикладом от ПКМ. Нормальное начало боя. Не стараясь подняться, я пополз от колонны. И услышал два взрыва, практически слившиеся в один. Сильный, резкий и очень близкий. Если бы вы знали, как мне было страшно. Я не смогу передать это чувство. Оно не человеческое, оно животное и поглощает тебя целиком. Все оглохли слегка, а впереди колонны повалил черный дым. Послышалось: «Бэтэр подбили, передний бэтэр горит». А потом мы услышали команду: «Водители и наводчики, обратно в машины, машины покидать запрещено!» Я малость офигел и сразу подумал про брата. Страх немного отпустил, потому что появились мысли более важные.

Подползаю я к Костяну, рядом Макс. Начинают свистеть пули, но не очень часто и видно, что шальные, не прицельные. Одновременно с этим начинается беспорядочная стрельба из стрелкового оружия, где-то впереди. Я не видел, где. Скрывали деревья. Пульки стали свистеть злее и ниже. Мы с Максом пытались хоть как-то определить сектор обстрела и хоть куда-то целиться. А самолет, тем временем, летал над нами. Неожиданно и очень вовремя заработал КПВТ одного из БТРов. Круглый (погоняло), водитель, корректировал огонь, сидя на броне, а Мураш, наводчик, долбил по самолету. Такая стрельба бесполезна, это же не Шилка или Тунгуска, но эффект был мгновенным. Все словно проснулись. Тут же заработали пушки еще трех БТРов, а потом еще двух. Начала долбить Бэха у мотострелков. Трассирующие следы явно угнетали летчика. Самолет, собираясь второй раз атаковать, резко ушел с курса и стал набирать высоту.

Спасибо вам, Круглый и Мураш.

Номер 3

Рядом валялись солдаты в уставном камуфляже. Совсем мальчики еще. Не знаю, из какого полка и вообще города они были. Они были деморализованы и некоторые закрывали голову руками. Я услышал зычный голос и звуки пинков. Это их комбат, майор, здоровенный мужик, ходил и приводил всех в чувство. Самолет поднялся очень высоко, пушки замолчали, наводчики с водителями очень спешно меняли короба. Самолет снова стал снижаться. Сейчас я понимаю, что летчик тоже пришел в себя, оценил наши силы и понял, что ему почти ничего не грозит. И тут, как говорится, внезапно!

Из стоявшего рядом деревянного строения вылез солдат срочник. О том, что это срочник, говорили сапоги и камуфляж, затертый до потери узора. Но он был абсолютно спокоен. Увидел самолет, понаблюдал полминуты, зашел снова в домик и вышел оттуда с ИГЛОЙ!!! Игла, Карл, я впервые видел ее так близко. Он ловко провел с ней манипуляции и стал целиться в самолет. Игла издала какое-то пищание и солдат произнес: «Товарищ лейтенант, цель захвачена, разрешите произвести пуск?». Мы с Максом, несмотря на нешуточную обстановку, глядели во все глаза и слова не могли вымолвить. Из домика вышел такой же мальчонка, но с погонами лейтенанта, посмотрел в свой бинокль (бинокль, Карл, Бх7 обычный военный). Игла пищала, он смотрел, потом махнул рукой и крикнул: «Х…ярь!!». Я тогда не понял, чего он смотрел, а сейчас понимаю, что он хотел, чтобы ракета Иглы легла на догонный курс, от которого уходить много сложнее, чем от бокового или встречного (знакомый летчик поведал секреты).

Игла выстрелила. Я думал раньше, что она вылетает с каким-нибудь киношным звуком типа ТЫЩ или ПССШШШ, но на так жахнула при старте, что Байконур услышал, наверное. Мы все замерли и дышать перестали, потому что было очень хорошо видно, как ракета несется к самолету. Я пытался впоймать ракету в оптику ВСС. Это было магическое зрелище, парни. И он ушел от нее.(

Но было понятно, что перегруз у летчика дикий и он едва выводит машину из пике. И тут бахнуло еще два раза, а из-за деревьев к нему понеслись две ракеты. Самолет спешно стал набирать высоту, но возле него быстро промелькнуло облачко дыма и он коряво стал уходить за горизонт. Мы все орали, как е…нутые. Позже я узнал, что летчик катапультировался и его пленили ребята из 22-й Бригады Спецназа.

Все, братульцы. Я опять работать. Завтра про штурм рынка будет и перерыв на пару дней. Как обычно, Фомы Неверующие лесом, интересующиеся в личку.

Всем добра. Никогда не желайте войн кому бы то ни было.

Номер 2


  • avatar
  • .
  • +168

7 комментариев

avatar
Увы как это не печально, но иногда без войны никак…
avatar
А интересно, как книгу читать интересную начал!
avatar
Требую продолжения!
avatar
Присоединяюсь. Интересно пишет.
avatar
Захватывающий текст. Благодарны будем за продолжение.
  • Creo
  • +1
avatar
На редкость здоровский текст! Хочется продолжения!
  • Veld
  • +1
avatar
Да уж, когда все по существу и читать интересней намного. Ребята наши молодцы.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.