Самые отпетые преступники Российской Империи

Николай Радкевич, серийный убийца

1888-1916 гг.
Номер 1

Будучи подростком Николай Радкевич проходил обучение в Аракчеевском кадетском корпусе и имел все шансы стать офицером (а потом бежать на Лазурный берег, потому все белые офицеры в те времена, чуть что, сразу бежали на Лазурный берег). Однако судьба распорядилась иначе: в 14 лет Николай влюбился в 30-летнюю вдову, которая вскоре бросила юного любовника, оставив ему на память букет неизлечимых венерических заболеваний.

Этот инцидент значительно повлиял на психическое состояние Радкевича — юноша решил, что миссией его жизни станет очищение мира от развратных женщин. Переехав в Санкт-Петербург, Николай начал убивать проституток. Помимо четырех жриц любви, жертвами Радкевича стали гостиничный коридорный, заподозривший что-то неладное, и горничная, которая показалась Николаю слишком красивой для этого мира.

Убийца не отличался особой аккуратностью в действиях, поэтому его довольно быстро арестовали. После принудительного содержания в психиатрической лечебнице на Пряжке, Радкевича приговорили к каторге. Впрочем, туда он так и не попал — сокамерники убили его еще на этапе.


 

Яков Кошельков, налетчик, убийца

1890-1919 гг.
Номер 2

Любовь к воровскому делу Яков Кошельков (он же Кузнецов) унаследовал от отца, налетчика-рецидивиста. К 1917 году юноша уже проходил по сибирским полицейским сводкам в статусе опытного вора-домушника, имеющего несколько судимостей. Решив расширить поле криминальной деятельности, Яков переехал в Москву, где, после очередного ареста, получил кличку «Неуловимый»: он совершил живописный побег, расстреляв конвоиров из пистолета, который передали ему подельники в буханке свежеиспеченного хлеба.

Кошелькову быстро удалось сколотить собственную банду, члены которой успешно устраивали налеты на московские предприятия и крали автомобили (а в начале XX века украсть машину было гораздо сложнее, чем сейчас — ее надо было для начала найти, ведь машин было совсем немного). 6 января 1919 года банда угнала автомобиль, предварительно изъяв все ценные вещи у пассажиров и запугав их до полусмерти. Кошельков и в этот раз ушел бы от наказания, если бы не один нюанс: одним из пассажиров оказался политический деятель по имени Владимир Ильич Ленин.

Полгода работники МЧК охотились на Якова, но он всякий раз уходил от преследования, оставляя за собой горы трупов — как чекистов, так и членов собственной банды. Наконец, 26 июля знаменитый налетчик попал в засаду и погиб в перестрелке.

Николай Савин, аферист, вор

1855-1937 гг.
Номер 3

В 1874 году 19-летний корнет Савин оказался фигурантом громкого дела о краже великим князем Николаем Константиновичем бриллиантов из Мраморного дворца. Корнет состоял в романтических отношениях с американской аферисткой и танцовщицей Фанни Лир — ради соблазнительной иностранки князь и пошел на преступление. Каким-то магическим образом фамилия Савина не фигурировала в документах о бриллиантовом деле.

В 1880-х Савин провернул грандиозную аферу, пообещав военному министерству Италии поставку российских лошадей для нужд армии. Получив деньги, он бежал в Россию, где в начале 1890-х был осужден за другое мошенничество и отправлен в Томскую губернию. Из ссылки Савин опять бежал, на этот раз в США, где и прожил почти десять лет под романтичной фамилией «де Тулуз-Лотрек Савин». Получив американское гражданство, аферист отправился служить, и вернулся в Европу в составе американского экспедиционного корпуса.

В 1911 году Савин попытался провернуть очередную аферу, выдавая себя за претендента на болгарский престол, но его разоблачили и выслали в Россию. Шесть лет Николай провел в ссылке в Иркутске и освободился лишь после Революции. Зная, что на Западе многие осведомлены о его аферах, Савин отправился покорять Японию и Китай. Умер Савин в Шанхае в полной нищете, но зато в достойном 82-летнем возрасте.

Игуменья Митрофания, мошенница

1825-1899 гг.
5 самых отпетых преступников Российской Империи

Параскева Розен родилась в знатной семье — ее отец был генералом и героем Отечественной войны, а мать — графиней. К совершеннолетию девушка была назначена фрейлиной при дворе императрицы, но вскоре поменяла свое решение и поступила послушницей в Алексеевский монастырь, приняв монашеское имя в честь патриарха Митрофана.

Карьера амбициозной и энергичной Митрофании развивалась стремительно, и уже к 36 годам РПЦ возвела женщину в сан игуменьи и доверила ей управление Владычным монастырем.

Побывав главой Петербургской и Псковской общин сестер милосердия, Митрофания решила приступить к постройке здания Владычно-Покровской общины в Москве. Однако, игуменья вложила большую часть монастырских денег в личные коммерческие проекты. Проекты оказались провальными, и Митрофании пришлось искать иные источники финансирования стройки.

Предприимчивая игуменья начала подделывать векселя и долговые расписки. Благодаря махинациям с поддельными бумагами, Митрофания «заработала» более полутора миллионов рублей, но, когда слухи о ее сомнительной мирской деятельности дошли до властей и подтвердились, игуменья была арестована и отправлена в ссылку.

Федор Ковалев, массовый убийца

Номер 4

Ковалев принадлежал к общине старообрядцев, проживавшей на Терновских хуторах в Приднестровье. Накануне всероссийской переписи населения 1897 года, члены общины поддались массовой истерии. Духовный лидер общины, старица Виталия, сообщила, что участие в переписи равноценно проставлению на себя печати антихриста, и что лучший выход из ситуации — уйти из жизни.

С декабря 1896 года по февраль 1897 года старообрядцы, отслужив поминальный обряд и облачившись в саваны, спускались в выкопанные ямы, которые снаружи закладывались кирпичом и закапывались. Поскольку самоубийство считалось страшным грехом, жители хутора решили доверить процесс закладки Ковалеву, который работал каменщиком. Таким манером Ковалев заживо замуровал почти три десятка человек, включая 22-летнюю жену, двух малолетних дочерей, мать и сестер (какое находчивое избавление сразу от всех родственников).

В апреле 1897 года Ковалева арестовали и по приказу Николая ll отправили в монастырскую тюрьму, чтобы скрыть подробности преступления от широкой общественности. На фоне общей неразберихи 1905 года, Ковалев вышел из заключения, повторно женился и стал отцом еще трижды. Новую жену и детей он закапывать, почему-то, не стал.

источник

  • avatar
  • .
  • +31

1 комментарий

avatar
Нехватает по крайней мере двух персонажей
Мойше-Яков Вольфович Ви́нницкий (Мишка Япончик)
30 октября 1891, село Голта Ананьевский уезд Херсонская губерния Российская империя — 4 августа 1919, Вознесенск, Херсонская губерния, УНР) — знаменитый одесский налётчик. По одной из версий, прозван Япончиком за характерный разрез глаз; по другой, его прозвище связано с тем, что он рассказал одесским ворам об образе жизни японских воров в городе Нагасаки. Японские «коллеги», по его словам, договорились о единых правилах «бизнеса» и никогда их не нарушали. Винницкий
предложил одесситам брать с них пример.
Во время еврейских погромов в октябре 1905 года участвовал в еврейской самообороне. После этого присоединился к отряду анархистов-коммунистов «Молодая воля». После убийства полицмейстера Михайловского участка подполковника В. Кожухаря осуждён на смертную казнь, которую заменили 12 годами каторги (1907). В тюрьме познакомился с Г. И. Котовским.
В 1917 году вышел на свободу по амнистии, организовал большую банду налётчиков и стал «грозой» Одессы. Уже осенью 1917 года банда Япончика совершила ряд дерзких налётов, в том числе ограбив средь бела дня Румынский игорный клуб. В новогодние дни 1918 года были ограблены магазин Гольдштейна и сахарозаводчик Ю. Г. Гепнер.
В то же время Япончик организует так называемую Еврейскую революционную дружину самообороны под предлогом борьбы с возможными погромами и выпускает «воззвание» с призывом грабить «только буржуазию и офицеров». В ноябре 1917 года один из грабителей даже был убит самим Япончиком за ограбление рабочего.
Япончик налаживает контакты с одесским анархистским движением. В ноябре-декабре 1917 года в Одессе появилась группа так называемых «анархистов-обдиралистов» («обдирающих» «буржуазию»); по данным исследователя Савченко В. А., «обдиралисты» устроили в 1917 году мощный взрыв на Дерибасовской, требуя прекратить самосуды над пойманными бандитами. В декабре 1917 года анархисты и бандиты захватили публичный дом Айзенберга на улице Дворянской, устроив там свой штаб.
В январе 1918 года дружина Мишки Япончика совместно с большевиками, анархистами и левыми эсерами участвовала в уличных боях. Бандиты воспользовались этими событиями для налёта на Регистрационное бюро полиции, в ходе которого была сожжена картотека на 16 тыс. одесских уголовников.
12 декабря 1918 года, во время эвакуации из Одессы австро-германских войск, организовал успешное нападение на Одесскую тюрьму, результатом которого был массовый побег заключённых.
В начале 1919 года активно сотрудничал с большевистским подпольем (в том числе через Григория Котовского).
В период франко-греческой интервенции банда Япончика совершила множество новых дерзких ограблений, занималась также похищениями и рэкетом. В январе-феврале 1919 года был совершён дерзкий налёт на Гражданское общественное собрание Одессы во время торжественного обеда, также была ограблена квартира княгини Любомирской и номер испанского консула в гостинице «Лондонская».
После того, как в апреле Одесса перешла в руки красных, по некоторым утверждениям, командовал советским бронепоездом № 870932, направленным против атамана Григорьева. В мае 1919 года в Одессе распространились слухи, что Мишка Япончик якобы служит секретарём Одесской ЧК. 28 мая председатель ЧК был вынужден опубликовать опровержение в официальной газете «Известия Одесского совета рабочих депутатов», в котором сообщил, что в действительности секретарём ЧК является Михаил Гринберг, который никакого отношения к Мишке Япончику не имеет.
В мае 1919 года получил разрешение сформировать отряд в составе 3-й Украинской советской армии, позднее преобразованный в 54-й имени Ленина советский революционный полк. Полк Япончика был собран из одесских уголовников, боевиков-анархистов и мобилизованных студентов Новороссийского университета.
Полк был подчинён бригаде Котовского в составе 45-й стрелковой дивизии Ионы Якира и в июле направлен против войск Симона Петлюры. Перед отправкой в Одессе был устроен пышный банкет, на котором командиру полка Мишке Япончику были торжественно вручены серебряная сабля и красное знамя. Начать отправку удалось только на четвёртый день после банкета, причём в обоз полка были погружены бочонки с пивом, вино, хрусталь и икра.
Дезертирство «бойцов»-уголовников началось ещё до отправки. В итоге на фронте оказалось лишь 704 человека из 2202. Уже тогда комдив Якир предложил разоружить полк Япончика как ненадёжный. Тем не менее, командование 45-й дивизии признало полк «боеспособным», хотя бандиты всячески сопротивлялись попыткам наладить военное обучение.
Первая атака полка в районе Бирзулы против петлюровцев была успешной, в результате чего удалось захватить Вапнярку и взять пленных и трофеи, но последовавшая на следующий день контратака петлюровцев привела к полному разгрому. Уголовники Япончика побросали оружие и сбежали с поля боя. Затем они решили, что уже «навоевались» и захватили проезжавший мимо пассажирский поезд, чтобы вернуться в Одессу. Однако поезд до Одессы не доехал, очень скоро будучи остановленный спецотрядом большевиков. Япончик попытался оказать сопротивление — и был застрелен коммунистами прямо на перроне. Оставшиеся «бойцы» 54-го полка были частично перебиты кавалерией Котовского, частично выловлены частями особого назначения. Кроме того, до 50 человек были направлены на принудительные работы.

Со́фья Ива́новна (Шейндля-Сура Лейбовна) Блювштейн, в девичестве Соломониак (Сонька Золотая Ручка)
1846, Повонзки Варшавской губернии Царство Польское Российской империи — 1902, пост Александровский о. Сахалин
Замужем была несколько раз, последним официальным мужем был карточный шулер Михаил (Михель) Яковлевич Блювштейн, от которого она имела двух дочерей. Занималась организацией крупномасштабных краж, приобретших известность благодаря авантюрному компоненту, склонности к мистификации и театральной смене облика аферистки. Среди использованных ею на протяжении жизни фамилий были Розенбад, Рубинштейн, Школьник и Бринер (или Бренер) — фамилии мужей.
В 1860—70-х годах занималась преступной деятельностью в крупных российских городах и в Европе. Неоднократно задерживалась полицией разных государств, однако без серьёзных последствий.
В 1880 году в г. Одесса за крупное мошенничество была арестована, этапирована в Москву. После судебного процесса в московском окружном суде 10—19 декабря того же года была сослана на поселение в отдалённейшие места Сибири. Местом ссылки была определена глухая деревня Лужки в Иркутской губернии. Летом 1881 года совершила побег с места ссылки.
До задержания в 1885 году совершила ряд крупных имущественных преступлений в губернских городах России. В 1885 году в Смоленске была схвачена полицией. За крупные кражи и мошенничество была приговорена к 3 годам каторжных работ (каторжные работы отбывались по усмотрению суда в каторжных тюрьмах на территории европейской части Российской империи до 1893 года) и 50 ударам плетьми. 30 июня 1886 года совершила побег из Смоленской тюрьмы, воспользовавшись услугами влюблённого в неё надзирателя.
Через четыре месяца «воли» была арестована в городе Нижний Новгород, и теперь уже за побег с каторги и новые преступления вновь осуждена, и отправлена в 1888 году из Одессы пароходом на каторжные работы в пост Александровский Тымовского округа на острове Сахалин (ныне г. Александровск-Сахалинский Сахалинской области), где после двух попыток побега была закована в кандалы. Всего совершила три попытки побега с сахалинской каторги. Подвергалась телесным наказаниям по решению тюремной администрации.
После освобождения в 1898 году Сонька Золотая Ручка осталась на поселении в г. Иман (ныне г. Дальнереченск) в Приморском крае. Но уже в 1899 году выехала в Хабаровск, а затем вернулась на остров Сахалин в пост Александровский.
В июле 1899 года была крещена по православному обряду, наречена именем Мария.
Софья Блювштейн умерла от простуды в 1902 году, о чём свидетельствует сообщение тюремного начальства, и была похоронена на местном кладбище в посту Александровском.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.