Эксперт о причинах поражения Белграда в 1999 году: старая ПВО и слабые ВВС

Россия извлекла уроки из агресси НАТО против Югославии

24 марта исполняется 20 лет с момента начала агрессивной военной кампании НАТО против Союзной Республики Югославия. Война была развязана западными странами под предлогом «принуждения» сербского руководства в Белграде «к миру» с вооруженными албанскими сепаратистами, которые подняли восстание во входившей в состав Сербии автономной провинции Косово. О политических и военных итогах «последней европейской войны» рассуждает заместитель руководителя Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), военный эксперт Константин МАКИЕНКО.

Эксперт о причинах поражения Белграда в 1999 году: старая ПВО и слабые ВВС
фото: ru.wikipedia.org

Акция НАТО против Югославии в 1999 году стала первым случаем прямой крупномасштабной военной операции под непосредственной эгидой Северо-Атлантического альянса, а также первым по сути межгосударственным вооруженным конфликтом в Европе после Второй мировой войны.

Югославская кампания 1999 года стала важным этапом в развитии современных средств вооруженной борьбы, продемонстрировав возможности крупномасштабной воздушной наступательной операции, осуществляемой без прямого действия группировки сухопутных войск. При этом воздушная операция НАТО осуществлялась главным образом с применением высокоточного управляемого вооружения, обозначив окончательный переход к господству высокоточного оружия в арсенале современной военной авиации.

Всего Запад применил в Югославии до 10 тысяч единиц управляемого вооружения. Начиная с войны 1999 года, все последующие воздушные операции ведущих государств Запада осуществлялись почти исключительно с применением высокоточного оружия.

В ходе длившейся 78 дней воздушной операции, получившей название «Allied Force» («Объединенная сила») Запад одержал полную победу и в итоге полностью достиг целей, которые ставил перед собой — пусть и не с ожидавшейся скоростью. Цели эти — вывод югославских сил из Косова и дальнейшее ослабление сербских «остатков» бывшей Югославии. Режим сербского президента Слободана Милошевича не пережил потери Косово и уже в 2000 году пал. Новое руководство Сербии и Черногории взяло курс на сближение с Западом. Само же Косово в 2008 году провозгласило полную независимость, быстро признанную ведущими западными странами.

Обломки малозаметного ударного самолета Lockheed F-117A Nighthawk (номер ВВС США 82-0806) ВВС США, сбитого 3-м ракетным дивизионом 250-й зенитной ракетной бригады ВВС и ПВО Союзной Республики Югославия 27.03.1999 © министерство обороны СРЮ

 

Все это было достигнуто странами НАТО ценой минимальных потерь и издержек — включая всего два сбитых сербской ПВО американских военных самолета (F-16CJ и стелс-истребитель F-117A). США и НАТО в очередной раз продемонстрировали свою политическую волю и стремление к полному военному доминированию в сочетании со способностью к быстрому эффективному развертыванию и применению своего военного потенциала.

Относительно быстрому вынуждению противника к отступлению способствовало и выдвижение Альянсом умеренных и ограниченных политических целей кампании — НАТО не ставило целью вторжения на югославскую территорию и ее оккупации, или даже смены режима — достаточно было навязывания Белграду образа действий под полную диктовку Запада.

Таким образом, главный урок событий 20-летней давности в Югославии состоит в том, что современная воздушная мощь показала способность полностью определять исход современной ограниченной войны.

Опыт кампании 1999 года наглядно показал, что противостоять такой современной воздушной мощи можно только собственным значительным и передовым в техническом отношении потенциалом военной авиации и противовоздушной обороны.

Слабая и технически отсталая югославская ПВО, замершая в развитии на техническом уровне середины 70-х годов, с устаревшими зенитными ракетными системами С-125М и «Куб-М», старыми радарами и всего одной эскадрильей истребителей МиГ-29 (к тому же в упрощенной экспортной комплектации) не смогла серьезно противостоять современному массированному воздушному удару стран Запада. Она понесла серьезные потери при минимальных результатах. Югославские силы ПВО были вынуждены перейти к засадно-партизанским «кочующим» действиям, направленным больше на сбережение своих средств и людей, чем на нанесение ущерба противнику, и в результате смогли добиться, по сути, только полуслучайных успехов в борьбе с авиацией НАТО.

Использование наземных средств ПВО в любом случае заведомо отдает инициативу в руки авиации противника. Важным выводом 1999 года стало очередное доказательство того, что именно боевая авиация должна стать главным средством срыва вражеского воздушного наступления. Только активная борьба за господство в воздухе силами собственной истребительной авиации может радикально осложнить для противника обстановку в небе.

Это означает, что наша боевая авиация должна находиться в количественном и качественном отношении на уровне авиации передовых стран НАТО. Это требует от военной авиации России адекватного самым высоким современным требованиям технического уровня самих самолетов, их двигателей, радаров, вооружения, систем связи и управления.

Масштабный процесс перевооружения российской военной авиации в последнее десятилетие значительно повысил ее технический и оперативный уровень, что наглядно показало успешное применение наших Воздушно-космических сил в Сирии. Однако на этом нельзя останавливаться, поскольку основным потенциальным противником российской авиации выступают самые передовые державы во главе с США, 20 лет назад продемонстрировавшие свою воздушную мощь в Югославии. Югославский урок показывает всю цену возможного военно-технического отставания от этих держав. Права на такое отставание у России нет.

  • avatar
  • .
  • +31

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.