ПТВП: Все сломалось – это все!



Микрофон, вращаясь, устремляется вверх. Вверх-вниз, вверх и вниз – прямо в напряженные ладони Никонова. Темные очки, олимпийка, футболка с серпом и молотом. Все, как обычно, предельно просто, без излишеств и китча: гитара, ошалело мечущаяся по сцене, бас с красной звездой на груди, ударная установка, затерянная в глубинах световых эффектов и Леха.

Там, за пологом света, они извивались, лежали, сидели, а порой – даже парили над сценой. А вместе с ними сгибало, выгибало и дергало всех – что на экранах Бочки, что в зале.

Я смотрю на большой экран верхнего помещения паба. Я смотрю с лестницы, ведущей вниз к источнику звука. Я начинаю любить неувязки с аккредитацией. Я начинаю любить подобные ситуации. Стены Бочки коробит от звучащей сейчас «Ситуации». В этом туре она обычно первая. Звук вырывается наружу.



Если мы ее слышим, значит – только начало. Выступление не задержали даже по фанатским меркам, а уж о мерках опоздания большинства исполнителей мы-то знаем! Но тут выборжцы потешили души киевских фанатов, которые привыкли уже, что их постоянно кормят ожиданием. Потешили своевременностью и самым, как минимум, громким концертом за последнее время.

Привычные (черт возьми, ну не вяжется это прилагательное с ПТВП!!!) лехины стихи вплетаются в предпесенное штормовое затишье. Имажинист на чтениях, Борей на концертах – Никонов орет на собравшихся, орет пришедшим поглазеть. И они, раскрыв рты, внимают, ловя слова и мотая головами под сочный бас, да, очень сочный бас.

Жесткие, вызывающи композиции с «Ультиматума» перемежаются со старыми, давным-давно знакомыми. В отличие от фанов других коллективов, поклонники ПТВП знают все слова всех абсолютно песен. Ну, почти. Впечатление создалось серьезное. Что свидетельствует главным образом о том, что Никонов весьма сильный поэт. Весьма.

«Они российская Нирвана, я тебе всегда говорил!», – обычная реплика из обычного разговора вполне обычных себе восторгателей доносится от ближайшей колонны, – «Да им вообще микрофоны нафиг не нужны!»



Да, пожалуй, «Ультиматум» выдался самым тяжелым по звучанию альбомом. Потому, что еще немного, и надрывистый вокал вместе с сумасшедшими движениями аки огонь небесный али лесной пожар перекинулись бы в зал, на толпу. Сгрудившийся под сценой народ охотно возносил всякого дерзнувшего полетать стэйдждайвера, издавая особо громкие вопли, когда на руках оказывался кто-то из группы.

Звук разрывается матом. Мат, мат и мат! Виртуозный, насыщенный, резкий, увесистый. Уместный ли?! Необходимый! «Они ох**ли!», – говорит нам Леха. А ведь правда, думаем мы, а ведь правда!

Инструменты, расстроенные таким интенсивным использованием, настраивали прямо на ходу, причем даже в буквальном смысле. Ребята из ПТВП гнали, жутко наращивая амплитуду, не дав фанам продыху между песнями, бодро перекрикивались между собой, и голоса их, отраженные микрофонными мембранами, гудели громовыми раскатами.



И вот так ты стоишь и невольно вспоминаешь ранних Joy Division, подмечая местами странную схожесть, иногда едва уловимую, а порой и вовсе выскакивающую чувственной глыбой откровенного кавера. Фанаты – каждый сам в себе. Это – из-за настроя концерта, такое редко где увидишь. Да, в общем-то, не все пришли сюда за кличами ПТВП, едва ли треть из них захочет ухватиться за суть спетого, сыгранного, выплеснутого на их головы. А еще меньше тех, кто по-честному попытается пропустить смыслы сквозь себя. Из кипения таких мыслей под сценой закручивается вполне себе мирный слэм.

Мокрые от пота волосы, напряженные ладони и приоткрытый рот Никонова, который говорит: «Выключите свет! Быстро!». Свет гаснет, и сквозь этот мрачный иллюзион угадываются очертания трепещущих рук, надрывно стонущих гитар и скрипящего исключительно к месту микрофона – нас принимает в себя «Привычный порядок вещей».

И вот, примерно на этом месте, тебе начинает казаться, что ты в уютном теплом пабе Большого Манчестера, и время еще немного не успело дотянуть свои бренные кости до восьмидесятых. И скоро на сцене доиграют твои любимые и больные Joy Division, с этой их мрачностью и эпилептическими припадками (только сегодня лучше бы без припадков). И ты со своими друзьями-манчестерцами – пьян, заряжен музыкой и странной поэзией, вы пойдете вместе широкими улочками, круша их до самого Ла-Манша, а дальше – и мира нет, и все заканчивается. И заканчивается концерт.

«Все сломалось – это все! Спасибо, Киев!», – говорит Никонов. ПТВП не выходят на бис. То, что ты должен был услышать, ты уже услышал, товарищ. Лаконичное, цельное выступление. Многие так и остались стоять, бездумно глядя на свет и ощущая, как их отымела затихнувшая уже музыка. Нам на сцену Бочки выплюнули наружу горячие еще легкие, и так и оставили их остывать, чтобы вверх тонкой струйкой стремительно поднимался пар. Как воротник на Лехиной олимпийке.

Текст: Женя Малиночка
Ссылка
  • avatar
  • .
  • -9

4 комментария

avatar
за новость определенно — плюс, но жаль, что к топику ни аудио ни видео не прикрепленно
avatar
я не выкачивал просто не видео с концерта, а треки зачем? если слушаешь то они у тебя есть и ты их знаешь :)
avatar
Get Microsoft Silverlight
avatar
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.