День Космонавтики. Два автографа.


Саше Ищенко — Гагарин 9.04.62  Саше Ищенко — Титов 9.04.62

… От неожиданности я застыл в той позе, в которой сидел. Только теперь я сидел на коленях у самого Юрия Гагарина!

Так я и провел оставшийся вечер — то на коленях у Юрия Гагарина, то у Германа Титова, ощущая щекой холодное покалывание их орденов и медалей.

Наконец, дядя Коля сказал: «Придется вам, ребята, выдать Сане соответствующую справку!». После этих слов он встал и прошел в свой кабинет, из которого вернулся с двумя цветными фотографиями первых космонавтов...

…Это было давно, но я очень хорошо, в деталях, помню тот день – 12 апреля 1961 г.

Около девяти часов утра мама включила телевизор, и мы вдвоем устроились перед экраном. Звучали торжественные марши и праздничные песни. Привычная картина — комбайны, убирающие урожай, строящиеся на бурлящих реках плотины, рабочие у станков — вскоре сменилась заставкой «Информационное сообщение ТАСС». И тут всеми любимый диктор объявил на весь мир о первом полете в космос пилотируемого человеком корабля. Даже мне, несмотря на еще совсем юный возраст, стало тогда понятно, что произошло что-то очень важное.

А дальше показали и сам запуск космического корабля, и человека в скафандре и его улыбку. Все это окончательно поразило мое детское воображение, казалось ожившей сказочной картинкой о жизни других фантастических миров. Я пытался осознать происходящее, но все это просто не укладывалось в голове…

И тут на экране телевизора мелькнуло лицо отца, стоявшего, как и все, кто там был, в повседневной рабочей форме летчика-испытателя в группе людей, сделавших невозможное. Да — негромко сказала мама, — наш папа тоже принимал участие в подготовке этого полета.

Я с трудом дождался утра следующего дня. Переполненный гордостью за причастность отца к тому, что произошло накануне, я буквально летел в школу, чтобы поделиться этим со своими одноклассниками.

Какими же были мои растерянность и недоумение, когда мой рассказ вызвал шквал хохота — мне просто не поверили!

Окончательную точку поставила классный руководитель. Выслушав мой сбивчивый от расстройства короткий рассказ об отце и космонавтах, она улыбнулась и сказала: «Ну что же, Саша, мечтать не вредно...».

Прошел год после полета первого космонавта. И однажды утром отец сказал, что мы поедем в Звездный. Мы приехали в гости к самому близкому другу отца, полковнику Н. Никитину (родители дружили семьями и часто общались, поэтому я называл его, как принято просто — дядя Коля). Дядя Коля сразу же подошел к телефону, и я услышал его слова: «Юра, приехал Петр Фомич, собирай всех и бегом ко мне».

Не помню, сколько прошло времени, но зазвенел звонок, открылась входная дверь, и я увидел Юрия Гагарина. Он и стоявший рядом с ним также слетавший к тому времени в космос Герман Титов были в парадной форме — белых кителях с несчетным количеством наград и звездами Героев.

Остальные гости — члены первого отряда космонавтов были в повседневной форме военных летчиков. Вся эта толпа, обнимаясь и целуясь с моим отцом, с шумом прокатилась мимо меня и устроилась за столом в большой комнате. Мы же — это моя мама, тетя Вера — жена дяди Коли, его дочь Марина и я — устроились на кухне.

Я вновь пережил события годичной давности, вспомнил насмешки одноклассников, заключение классного руководителя и с ужасом подумал о том, что будет, если я расскажу, что видел вживую Юрия Гагарина и Германа Титова. Мои размышления усугубила тетя Вера: «Ну что, Саня, переехали из Звездного в Москву и теперь тебе никто не поверит, что ты видел космонавтов!».

Решение пришло в голову моментально. «Справка, тетя Вера, мне нужна справка!» — воскликнул я.

– Справка о чем? – уточнила тетя Вера.

– Справка о том, что я видел космонавтов, – настаивал я.

И снова в ответ раздался хохот. Только смеялись не мои одноклассники, а все, кто был на кухне.

Тем не менее, тетя Вера сняла фартук и пошла в комнату, где сидели космонавты.

По новому взрыву смеха я понял, что и там была рассказана история про справку.

Я совсем растерялся, не зная, что еще можно придумать.

И вдруг из коридора на кухню не вошел, а, скорее, вбежал человек, улыбку которого я, увидев однажды по телевизору, не забыл бы никогда! Он схватил меня в объятия прямо с табуретки, на которой я сидел, и понес в комнату.

От неожиданности я застыл в той позе, в которой сидел. Только теперь я сидел на коленях у самого Юрия Гагарина!

Так я и провел оставшийся вечер — то на коленях у Юрия Гагарина, то у Германа Титова, ощущая щекой холодное покалывание их орденов и медалей.

Наконец, дядя Коля сказал: «Придется вам, ребята, выдать Сане соответствующую справку!». После этих слов он встал и прошел в свой кабинет, из которого вернулся с двумя цветными фотографиями первых космонавтов.

А на следующий день у меня началась новая жизнь…

Придя в школу, я гордо достал из портфеля фотографии с автографами и сказал: «Вот, смотрите!».

Новость быстро облетела всю школу. Дирекция и комитет Комсомола собрали всех школьников и учителей в актовом зале, где я рассказывал и показывал фотографии с автографами Юрия Гагарина и Германа Титова.

Торжествовал не я, торжествовала справедливость. А я… Я просто вновь был горд за причастность моего отца к первому полету человека в космос!

А.П.Ищенко

P.S.

Сканы праздничных газет от 13 апреля 1961 года:

  • avatar
  • .
  • +50

1 комментарий

avatar
Хорошая история.

Сканы напомнили детство. У нас в семье хранятся старые газеты со знаменательными датами, посвящённые Дню Победы, смерти Сталина, полёт в космос и т.д. Дед иногда доставал их, усаживал меня на колени и читал статьи, показывал фотографии. До сих пор помню запах одеколона и жёсткую дедову щетину. :D
avatar
где то давно слышала, что когда проводился мировой опрос в поисках человека, который бы ни у кого не вызывал неприязни — единственным таким человеком был признан Юрий Гагарин.
avatar
СПАСИБО за пост, Walker!
  • xmod
  • +1
avatar
Спасибо!
Когда я это прочел, то подумал, что ему очень нужно быть переопубликованным здесь.
История хорошая, даже прошибает на скупую мужскую слезу.
Воспоминания…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.