Психиатрические байки-3

в продолжение вот этого вот magspace.ru/blog/210042.html
Белочка. Она же котик.
На этот раз спецбригаду вызвали в отделение милиции. По приезде в обезьяннике обнаружились два помятого вида мужика, стоящих по стойке «смирно» возле решётки. Всем своим видом они демонстрировали полную законопослушность и страстное желание оправдать и искупить, лишь бы сей же час оказаться по другую сторону преграды. При более пристальном изучении обнаружился ещё один обитатель зиндана. Крупный, крепко сбитый, с пудовыми кулаками дядечка, просто Илья Муромец, с опаской выглядывал из-под лавки.
Прибытию медиков обрадовались все. Дежурный, лучезарно улыбаясь, поведал:
— А вон и ваш клиент прячется.
С его слов, забрали дядечку из дома, где он после двухнедельного запоя никого не трогал. Доставили в отделение, стали выяснять обстоятельства. Помогали собирать анамнез две практикантки из юридического. На свою голову. Вначале задержанный меланхолично отвечал на вопросы, и дежурный уже начал подрёмывать под монотонное бормотание, как вдруг…
— ВОТ ОН!!! СПРЯЧЬТЕ МЕНЯ СКОРЕЕ!!! – от рёва дрогнули стены и графин с водой издал жалобный бздыньк. Илья Муромец нырнул под стол, девчата вспорхнули на стол, дежурный усилием воли и мышц сфинктера подавил желание нырнуть в дверной проём рыбкой.
— Ты что орёшь,сука? – уняв дрожь в голосе, поинтересовался милиционер.
— Кот! Огромный. Усищи во! Лапищи во! В дверь заглянул. Голодный. Мя-аска хочет, гад! – и, на карачках приблизившись к офицеру, доверительно зашептал, крепко держась за брючину:
— От самого дома пасёт! Вишь, на косточки – кивок в сторону девчат – не позарился, хитрый, ему понажористей кого. А во мне полезного веса только кило на сто потянет…Ты вот что, давай, спрячь меня скорее. ААААА!!! СНОВА ЗАГЛЯНУЛ!!!
В-общем, в обезьянник он проследовал бодро, и вскоре его вопли поставили на уши двух его новых соседей. Кот не оставлял бедолагу в покое: заглядывал через решётку (дядечка прятался под лавку), появлялся под лавкой (дядечка лез на решётку), его чеширская улыбка светила из помойного ведра (как-то удалось уговорить ведро не выплёскивать) – короче, играл с ним, как с мышкой.
Сдавали Илью Муромца только разве что без ковровой дорожки. В машине он первым делом прильнул к заднему окошку:
— Ну ты только посмотри! Следит, скот! – и, перебежав вперёд, стал упрашивать водителя гнать что есть мочи.
Выяснив по пути, что в дурдом посторонних не пускают, что на всех окнах решётки и что, идя навстречу пожеланиям трудящихся, администрация ведёт активный отстрел бесхозных кошек, собак и бешеных тушканчиков на всей вверенной территории, пациент успокоился. На всём пути до диспансера он только изредка поглядывал в окно, злорадно ухмылялся и крутил большие фиги.

Да ты ведьма!
Будучи в обострении, пациент зачастую демонстрирует нечеловеческую силу и выносливость. Такое впечатление, что он попросту не задумывается, что ему что-то не по силам, или что ему может сделаться больно, или что он может устать. В результате старушка-одуванчик вполне способна запросто спустить вас с лестницы, а тщедушный олигофрен дать дёру от служителей Фемиды с двумя чугунными крышками от колодца в каждой руке ( металлолом, ёпт! ).
Ольгу в приёмный покой привезли в сопровождении наряда милиции. Внешний вид больной здорово напоминал куколку – не фарфоровую, а ту, из которой потом появляется на свет бабочка. В качестве кокона фигурировали вязки. Для тех, кто не в курсе: вязки – это несколько метров фланелевой ткани, сложенной и простроченной в виде толстого жгута, заменяют такую полезную, но ушедшую в историю вещь, как смирительная рубашка (считается, что этот пережиток тёмного прошлого позорит психиатрию как отъявленно гуманную специальность и унижает пациента. Ага, а вязки его возвеличивают чрезвычайно). Сколько их ушло на это сооружение, сказать было трудно, но у Рамзеса бы точно глазки от зависти повышибало. Когда кокон развернули, обнаружилось, что на запястьях у Ольги ещё и наручники. Правый браслет отдельно от левого, ПЕРЕМЫЧКА ПОРВАНА.
Как выяснилось, Ольга в течении недели стала слышать у себя в голове голоса, которые между прочим сообщили ей, будто соседи по коммуналке участвуют в заговоре с целью её, родимую, со света сжить, и для осуществления своего коварного плана мажут её дверь особым ядом. Возмущённая их коварством, больная несколько раз пыталась пристыдить негодяев, но те изображали правдоподобное недоумение и продолжали делать своё черное дело. Чаша терпения, и в лучшие времена не особо-то и глубокая, переполнилась, и пациентка отправилась выяснять отношения, кипя праведным гневом. Злокозненные соседи пытались закрыться на замок в своей комнате, но не тут-то было! Дверь вынесло как пушинку, а чтобы неповадно было запираться впредь, этот мешающий предмет интерьера вылетел в окно (стоит ли упоминать, что открывать его было недосуг?). Подоспевший наряд милиции с трудом уговорил Ольгу примерить наручники, но тут соседи вспомнили какие-то старые обиды, выдвинули совершенно необоснованные претензии…словом, подъехавшая следом спецбригада успела к моменту, когда нужная в хозяйстве вещь была порвана, как та грелка.
В наблюдательной ( эвфемизм слова буйный ) палате, во избежание эксцессов, нашего Самсона в юбке привязали к койке – целое искусство, знаете ли, мастера БДСМ нервно курят в углу. Больная громко и в доходчивой манере изложила окружающим свою позицию по этому вопросу. Откликнулась на шум другая пациентка, привязанная к койке в паре метров далее. Валя вчера напала на соседок по палате и поколотила, выясняя, кто из них увёл её жениха.
— Это ты моего парня к себе присушила! – безапелляционно заявила она вновь прибывшей.
— Тебя, дуру, не спросила! – откликнулась та в сердцах.
— Да ты ведьма! – резюмировала Валя.
Думаете, на перебранке всё и закончилось? Как бы не так! Когда кипящий в двух сердцах гнев нашёл точку приложения, уже ничто не могло помешать дамам перейти от слов к действиям. Подпрыгивая и раскачивая койки, сантиметр за сантиметром приближались друг к другу противоборствующие стороны, пока, наконец, не коснулись друг друга… Заглянувшие некоторое время спустя в палату санитарки в ней лежащих бок о бок на вплотную сдвинутых койках Олю и Валю. Заплёванных, уставших, но донельзя довольных каждая собой!
Гражданская оборона
В каждом государственном медицинском учреждении есть должность начальника или ответственного за гражданскую оборону. Точнее не помню, да и не в регалиях суть. Как правило, назначают на сие непыльное место отставных военных, что накладывает легкий флёр ебанутости с привкусом чего-то эдакого квадратообразно-уставного на взаимоотношения их с развесёлым медицинским коллективом. Наш ГОшник имел за плечами солидный опыт общения с персоналом психдиспансера, посему взаимная любовь была также выдержанной и крепкой, как хороший дорогой коньяк.
…Планёрка плавно перетекла в очередную лекцию по ГО. Жертва составленного в начале года графика монотонно зачитывала порядок действий при нанесении противником ядерного удара, бОльшая часть присутствущих погрузилась в транс, кто-то уже начал похрапывать, и тут оборонщика посетила светлая, как ему показалось, мысль.
— Предлагаю ввести совместные со стационаром практические занятия с обязательной сдачей нормативов и зачётов, с привлечением наблюдателей из городского штаба ГО!
Начмед, подпрыгнув от неожиданности на месте, вкрадчиво спросил:
— И давно Вас стали посещать такие, ммммм…конструктивные идеи?
Не придав внимания профессиональному интересу, вспыхнувшему в глазах докторов, отставной полковник четким шагом пересёк кабинет и положил перед начмедом пухленькую папку, завязанную на аккуратный бантик.
— Сергей Витальевич, ознакомьтесь с моими соображениями по данному вопросу и разработайте соответствующий план мероприятий. Потом долОжите.
Таким же чётким шагом он вышел из кабинета и закрыл за собой дверь. Последовала минутная пауза, после чего заведующая дневным стационаром задала вопрос:
— Что будем делать, доктора?
Зав. 5-ым отделением предложил
— Может, подкараулить вечерком, да навалять хорошенько?
— Или кого из больных того…правильно сориентировать…- подхватила идею зав. отделением №2.
— У меня мысль другая, — отозвался начмед – давайте в розетку в его кабинете встроим динамик, а микрофон и усилитель поставим у меня. Все желающие пусть приходят ко мне и говорят в микрофон всё, что о нём думают. А когда – он мечтательно возвёл глаза к потолку – ГОшник придет жаловаться, что СЛЫШИТ ГОЛОСА ИЗ РОЗЕТКИ, КОТОРЫЕ ЕГО РУГАЮТ, тут нам и карты в руки.
Надо сказать, что идеи, витающие в воздухе, зачастую всё же реализуются, хоть и не всегда ожидаемым образом. Динамик так и не поставили, зато отставной полковник таки попал в психбольницу. С белой горячкой, после запоя.

Инвестируй правильно
Вопрос о сохранности денежных средств и о правильном их размещении занимает умы и сердца не одного поколения людей. Банки, инвестиции, кубышки, паевые фонды, место под половицей или зарытый в землю сосуд, полный презренного металла – главная идея одна: сохранить. Вопрос, можно сказать, общечеловеческий, посему нашим пациентам нет никаких причин поступать вразрез с имеющимся веками сложившимся правилом поведения.
Дело было в Самаре, в восемнадцатом отделении областной психиатрической больницы. Женщина, лет тридцати или около того, была доставлена спецбригадой тайно, под покровом ночи довольно поздно ночью. В сопроводительном листке мотивы госпитализации были изложены нечётко; можно было понять только, что имела место агрессия к окружающим, упорная бессонница и высказывания суицидального характера. Игорь Васильевич, заведующий отделением, не меньше часа убил на то, чтобы выяснить у пациентки, что же с ней стряслось и из-за чего соседи вызвали психбригаду. Какие там партизаны, какие агенты разведки вкупе с матёрыми уголовниками! Их можно было приглашать на семинар «беседовать с врачом и не расколоться»! За большие деньжищи, ибо ТАК уходить от ответов, поддерживая при этом в целом непринуждённую беседу – это надо не просто уметь. С этим, похоже, надо родиться. И, как назло, никаких сведений о родственниках, могущих пролить свет на эту историю, и близко не было. И всё, и только крайнее напряжение пациентки и её подозрительность ко всему и вся подаёт сигнал этаким тревожным индикатором – мол, нет тут что-то не так. Написал заведующий заявление в суд с просьбой дать санкцию и всё такое, отправил и стал ждать.
Следующий день в отделении был банным. Больных в сопровождении санитарочек отправили на помывку, и доктора собрались в ординаторской попить чаю. Женский врачебный персонал очень любил Игоря Васильевича, сокрушался по поводу его худобы и всяко пытался накормить шефа какими-нибудь плюшками, пряниками и вареньем для придания его фигуре подобающей лицу начальствующему большей внушительности и царственной плавности в движениях, а то прямо шустрый мух какой-то, а не зав, право слово. Где-то на середине процесса прибежала запыхавшаяся санитарка и с порога выпалила:
— Ой, Игорь Василич, чё я вам покажу!
Выяснилось, что в процессе мытья у игравшей в глухую несознанку пациентки ИЗ ВЛАГАЛИЩА выпала свёрнутая тугим пухлым цилиндриком пачка денег, на что одна из больных задумчиво изрекла:
— Надо же, а я всегда думала, что ОТТУДА сдачи не бывает…
Когда пригласили уже чистую и разрешившуюся от финансового бремени пациентку, ни о чём спрашивать уже было не нужно. Слова из неё лились потоком, и было отчётливо видно, КАК её становится легче от возможности с кем-то поделиться своими переживаниями. Дама поведала, что с некоторых пор за нею следят. Чёрные риэлторы. Чтобы её убить, а её квартиру продать. Следят денно и нощно, подавая друг другу условные сигналы: то при помощи комбинаций из светящихся окошек, то особой последовательностью номеров на проезжающих мимо автомобилях. А недавно совсем уже обнаглели и стали переговариваться за стенкой, а иногда этажом ниже. Уж она и к соседям ходила, убеждала их не пускать к себе этих преступников, но потом поняла: соседи тоже состоят в преступном сговоре. Обложили со всех сторон. Вы знаете, я восхищаюсь нашими женщинами. Твоей жизни что-то угрожает, тебя хотят убить, и что ты делаешь в ответ? Вот она пошла к соседям с требованием сей же час предьявить ей этих негодяев, она с ними разбираться будет. И скалку прихватила. Вы бы так смогли? Соседи убоялись, стали на всякий случай извиняться, но набравший обороты джихад было не остановить. На вопрос доктора, а что с деньгами, больная ответила:
— Я ведь могла погибнуть! Не оставлять же им ещё и деньги!
Пересчитав и сдав на хранение под опись её накопления, Игорь Васильевич промолвил:
— На машину бы хватило. А говорят, деньги не пахнут…

Газы!
Однажды на приём пришла семейная пара. Оба супруга пенсионного возраста, но видно, что тёплые отношения сохранились и оба проявляют заботу друг к другу, коей могут позавидовать многие молодые парочки. Видно, что инициатором визита явился муж и что он готов в любой момент сгрести свою половину в охапку и убежать с ней куда подальше, но в обиду давать её не намерен. Деликатно интересуюсь причиной визита. Выясняется, что женщине стало казаться, будто в их квартиру соседи снизу пускают газ.
— Какой, природный?
На меня смотрят, как мать на сына-имбецила: ласково, но устало и с лёгкой укоризной. Выясняется, что нет, не природный, а самый что ни есть отравляющий и в чём-то даже боевой. От этого газа она чувствует недомогание (крепкая тетенька, от газа, предназначенного для выведения из строя вражеских войск ротами и батальонами у неё, видите ли, недомогание!), перестала спать ночами и потеряла аппетит.
— Что же вы в милицию не обратились? Или в ФСБ?
Ещё один взгляд, дающий понять, что рейтинг этих организаций ещё ниже моего, но пара таких вопросов – и они сравняются. Муж нарушает неловкую паузу:
— Да, собственно, мы там уже были, — лёгкая боль воспоминаний во взгляде – но они посоветовали обратиться к вам.
— А как именно вы поняли, что газ поступает снизу? Про недомогание с бессонницей я всё уяснил, это, безусловно, улики, это противоречит всем конвенциям и нормам международного права, но соседи снизу…Они что, в преступной организации состоят? Или с международными террористами связаны? АУМ Синрикё там, например…
Бинго! Меня не то что рублём подарили – горсткой жемчужин осыпали, такое потепление во взгляде чувствовалось физически – мол, вот! Умеет же понять несчастную жертву газового террора, когда юродивым не прикидывается! Далее разговор шёл уже более доверительно и непринуждённо. Да, именно секта АУМ Синрикё. Да, соседи снизу сектанты, они даже глаза по-особенному щурить стали последнее время. А догадалась просто: стала полы мыть – а в линолеуме дырочки, их глазом почти не видно (негромкий комментарий мужа с галёрки: «то есть совершенно»), только если с увеличительным стеклом искать и под особым углом смотреть. И когда я наклоняюсь ближе к полу, у меня от газа начинает кружиться голова (тем же устало-любящим тоном – «это не от газа, дорогая, это возраст и сосуды»), и это неудивительно, ведь газ нервно-паралитический.
— Ну, дорогие мои, с террористами разбираться, конечно, не в моей компетенции, вас бы на время от них в отделении спрятать, пока контртеррористическое подразделение будет делать зачистку здания. Нет? Категорически? Ну что ж…Выпишу я вам таблетки. Нет, соседей ими пользовать не надо, не такие таблетки, да и они не тараканы. Это для повышения сопротивляемости организма в целом и нервной системы в особенности. Да, оборонная разработка, для очень деликатных задач. Вот. Не благодарите, не надо, просто придерживайтесь схемы приёма, и вы приведёте меня в неописуемый восторг. И вам всего доброго.
Через пару недель они снова пришли на приём. Лица супругов светились от радости.
— Спасибо, доктор! Ваши таблетки чудесно помогают! Я снова чувствую себя человеком. Я…я СПАТЬ СТАЛА БЕЗ ПРОТИВОГАЗА!
— И я тоже, — устало-облегчённо произнёс муж.
  • avatar
  • .
  • +71

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.