Психиатрические байки-2

начало здесь magspace.ru/blog/209963.html
Уринотерапия
В очередной раз наткнулся в газете на клятвенные уверения какого-то народного целителя, что его метод рулит. И далее по тексту: «опасайтесь шарлатанов». Хороший ход. И народ предупредил, и сам по нужную сторону баррикад очутился.
Вспомнил про нашего учётного больного, шизофреника со стажем, инвалида умственного труда второй группы. Он практикует прогрессивный метод, уринотерапию. Причём на полном серьёзе. Причём даже корочки народного целителя есть. Причём неплохие деньги зарабатывает. Началось всё с галлюцинаций. Наши больные слышат очень разные «голоса». Относятся к ним тоже, соответственно, по-разному. А Александру (уринотерапевту), можно сказать, повезло. Его «голоса» дали ему совершенно чёткие и недвусмысленные трудовые рекомендации. Он послушался и не пожалел. И семья не пожалела: человек при деле, денежку в клювике дом тащит, все довольны. То, что рецептуру и тонкости применения надиктовали всё те же галлюцинации, тоже никого из них не смущает.
Зато домочадцы тонко чувствуют момент, когда народного целителя пора отправлять в дурдом. Сигналом к атаке служит момент, когда Александр окапывается на подступах к унитазу с трёхлитровой мензуркой банкой наперевес. Вот тогда-то и набирается заветный номер спецбригады, иначе банка коллективными усилиями семьи будет наполнена, а потом и выпита под неусыпным контролем больного. Всё правильно: страждущих исцеляй, пусть хоть ныряют, а семью гад не трогай!

Пулька
Сегодня на приёме была дама лет 65 с просьбой избавить её от «пульки» в голове.
— Да как она туда попала?
— Вы не поверите!
— Ну, милая моя, мы говорим за лечение, а не за веру, посему внимательно вас слушаю.
Скорбный вздох, печальный взгляд.
— Заболело два года тому назад ухо. Я пошла к ЛОРу. Она мне сразу не понравилась: такой, знаете ли, жёсткий взгляд, а слова ласковые — убаюкивает, значит.И пока ухо смотрела — раз! — и одним движением, я и заметить-то ничего не успела, а она уже всё сделала.
— Что именно?
— Как что? Пульку в голову засунула, и так ловко, что я и не сразу поняла. Наивная! А через неделю почувствовала: пулька в голове начинает шевелиться, и от этих шевелений у меня всё тело сводит, да так неприятно! Ну, я бегом к ней разбираться, а она меня словно в первый раз видит: не понимаю, мол, о чём вы. Какова змеюка!
— А снимок, рентгенографию черепа делали?
— А как же! Только пулька особой оказалась, не видит её рентген.
— А к нам вы как попали?
— Так пошла к нейрохирургу, а он говорит, что дело деликатное, можно во время операции случайно полушарие задеть. Правое. А оно за логику отвечает. А мне без логики никак.
— и?
— Он и говорит: в таких тонких материях, мол, только психиатр может помочь. Есть, говорит, у психиатров особые таблетки, так они эту пульку заставят выйти естественным путём. И полушарие не заденут.
— Какой сука грамотный вам попался нейрохирург сказочник, мля! Ну что же, вот вам таблетка№6 рецепт, вот тут я написал, как принимать, через недельку ждус пулькой приходите, погляжу на вас ещё.
К слову, параноидная симптоматика с ощущениями чего-то инородного в организме — это отдельный разговор. Когда мы ещё были интернами, нам предоставили возможность убедиться в том, что идеи и ощущения психотического уровня крепче железобетона и не поддаются переубеждению и психотерапевтическим приёмам В ПРИНЦИПЕ.
В первом случае больная утверждала, что её изнасиловали враки и женские мечты, хочу увидеть то мачо с полным отсутствием зрения и зачатков интеллекта, а также инстинкта самосохранения, пусть милиция и отрицает сие леденящее кровь действо. При этом, во время второго акта Марлизонского балета ей, якобы, поместили во влагалище пачку швейных игл (насильник был энтузиаст, к делу подошёл изобретательно, с задором). Иглы разбрелись по организму, и больная ощущает их перемещение и покалывание. Заручившись одобрением начальства, принялись за дело. Выяснили у пациентки, сколько приблизительно было игл, какого размера. Купили и заржавили потребное количество. В означенный день, в процедурном кабинете даму водрузили на стол, расчехлили аппарат для электрошоковой терапии (его окрестили медицинским импульсным магнитом) и приступили к действу. Периодически находилась иголка «вот она, вот она, кончик уже показался, не упусти!», со звоном падала в лоток, медсестра мониторировала пульс и давление, ассистент вытирал со лба клоуна оперирующего врача трудовой пот… Поиск всех игл занял час. Больную поздравили с успешно прошедшей операцией, а на следующий день на обходе она вспомнила, что «ещё в задний проход мне иголки тогда засунули», и вот они-то сейчас так колют, просто караул. Занавес.
Во втором случае, со слов пациентки, у неё в животе завелась лягушка. Как завелась? Да в кувшин с молоком залезла, а та его и оприходовала. Залпом. Жарко было, пить хотела. И теперь никакой личной жизни: то в животе квакнет, то выглянет срам сказать откуда! Лягушкой запаслись на кафедре нормальной физиологии (реолапку все помнят?); решили, что выманивать будем на живца. Вы пытались когда-нибудь привязать муху на длинную нитку? Попробуйте, муха узнает много новых слов! Лягушку «выманили», посадили в баночку, предъявили хозяйке.
— Это не она!
— А КТО это тогда?
Пауза.
— Это её дочь! У той глазки были умные и квакала она громче, увереннее, что ли…
С тех пор — только адекватная медикаментозная терапия!

Анонимный двойник
Когда мы ещё были на интернатуре в Самарской областной психиатрической больнице, нам поведали об интересной теме, по которой одним из сотрудников была написана кандидатская диссертация. Дело в том, что пациенты с бредовыми расстройствами по определению не имеют критики к содержанию, фабуле своего бреда. При этом они вполне адекватно могут воспринимать то, что к этой фабуле прямого отношения не имеет. То есть, если дядечка считает, что соседи действуют на него через розетку лучами смерти, то он будет предпринимать соответствующие меры самообороны, но в пределах квартиры. А на улицу за хлебом в каске из фольги не пойдёт.
Суть методики заключалась в том, что пациенту в доверительной беседе доктор рассказывал о некоем больном, у которого… далее шло описание бреда, идентичного по содержанию тому, что имел пациент. Далее доктор просил собеседника высказать своё мнение по этому вопросу. Подавляющее большинство ответов звучало примерно так:
— Ну и дурак же этот ваш Иван Петрович! Такую бредятину несёт! Вот у меня всё серьёзно…

Сиятельный пациент
Эпидемия белой горячки, похоже, в самом разгаре. Спецбригада честно отрабатывает свои колёсные и прочие надбавки, пытаясь угоспитализировать всех достойных, но энтропия человеческой психики продолжает упорно лидировать. То вдруг обнаружится страдалец, вынужденный экстренно просохнуть (впервые с октября месяца), поскольку из обстановки продано и заложено всё, кроме унитаза и старого матраца, и уже к четвёртому часу навалившейся на него трезвости обнаруживший в своей квартире толпу разъярённых покойных родственников. То вызывают посреди ночи к расстроенному мужику с мухобойкой (ну, вы помните — кусок резинового листа, прикрученный к палке), который лупит наглых, видимых только ему воробьёв, скачущих и порхающих по комнате и вопит, что порядочные птицы в это время суток должны спать. Спать, я сказал!
Пациент, которого родственники привели ко мне на приём, таких безобразий себе не позволял: статус не тот. Да и не наливают уже года четыре. Аккурат с того момента, когда выяснилось, что на самом-то деле никакой он не бывший слесарь пятого разряда, давным-давно уволенный за пьянку, а обер-полицмейстер. Граф Шувалов. По крайней мере, он сам так утверждал, а кто сомневался, удостаивался сиятельнейшего пенделя, чтоб знал, холоп, своё место.
Супруге титул графини где-то в глубине души льстил, но от вечерней чарки с тех пор граф был отлучён окончательно и бесповоротно. Дочери тоже были не против быть юными графинями. Немного обиделась сестра — её граф почему-то упорно звал Дунькой. То ключницей, то девкой горничной — по настроению. Да и племяннику роль конюха в глубине души претила. Но разве ж на всех титулов напасёшься!
Проблем граф никому не создавал: явится ко двору не спешил, графиню не обижал, ключницы не домогался, конюха не гонял. Мог, правда, дать в глаз соседу-якобинцу с верхнего этажа или поцапаться на почве классовой ненависти с соседкой-пролетаркой из квартиры напртив — так ведь за дело! На приём ходили все вместе, чтобы глава семейства не обиделся, не потерялся в городе и случайно не пошёл войной на какую-нибудь Турцию.
Вот и в этот раз они пришли все вместе, даже конюха с собой прихватили. Граф был в радужном настроении, чего нельзя было сказать об остальных. Надо было выяснить, что их так расстроило.
— Здравствуйте, ваше сиятельство!
— Здравствуйте, здравствуйте, доктор!
— Как поживаете?
— Прекрасно, вашими молитвами.
— И лекарствами, должен заметить, тоже.
— Не надумали ещё поступить ко мне на службу? Платить буду по-царски!
— Заманчивое предложение. Вот ещё разок-другой всплакну над своей зарплатой — и, пожалуй, соглашусь.
— Соглашайтесь, доктор! Денег у меня куры не клюют, а намедни я вообще сказочно разбогател!
— Это как же вам удалось? Государь жалование прибавил или Остзейский край доход принёс?
— Только между нами, — он наклонился поближе. — У меня под полом вчера турки султанское золото прятали. Аккурат в подвале. Весь день носили, басурмане. А я, не будь дурак, подслушал, чего это они там возню затеяли. Ну, думаю, свезло тебе, Шувалов! Как только всё стихло, взял я кирку…
— Кирка-то откуда в доме взялась? — удивился я. — Топор — это ещё куда ни шло, это у нас национальное, но кирка?
— Да племянник не успел обратно на стройку унести! — вмешалась графиня. — он ведь на кухне линолеум снял, да как давай в бетон вгрызаться! Только щебень в разные стороны! Насилу успели перехватить, успокоить — мол, не графское это дело, шурфы-то в полу бить. В подвал уже можно одним глазком через дыру заглядывать.
— Не графское-то оно не графское, но ведь от вас никакой помощи! — возразил его сиятельство. — И конюх, как на грех, где-то шлялся.
— Я не шлялся, я на работу ходил, — возразил конюх, он же племянник.
— Цыц! Молчать, пока зубы торчать! На работе ты у графа, то есть у моего сиятельства, а всё прочее — шабашка и халтура! Доктор, — он повернулся ко мне. — А может, вы подсобите? Пять… Нет, десять процентов ваши! В соболях ходить будете!
— Искушаете вы меня, ваше сиятельство! Давайте-ка вот как порешим: сделаю я вам новые назначения, с учётом внезапно объявившихся турок в подвале и свалившегося на вашу голову богатства, а вы попьёте лекарства, наберётесь сил, отдохнёте. А там видно будет. Сами больше за кирку не беритесь, светский бомонд вас не поймёт, поползут нехорошие слухи и смешки. Золото пусть себе лежит, целее будет. А если турки всё же полезут забирать клад обратно, оставлю графине телефончик нашего врачебного мобильного драгунского подразделения. Приедут, помогут.
  • avatar
  • .
  • +57

1 комментарий

avatar
  • Toff
  • +4
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.