О реархаизации

09 сентября 2011 Роман Носиков
Бывшего главного художника «Ленкома», телеведущего, декана факультета дизайна Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Бориса Краснова задержали в компании двух чиновников из Минпромторга и одного пиар-начальника при Олимпийском комитете. По версии следствия, компания отжимала у бизнесмена бизнес.

До суда говорить о сути дела, естественно, рано. Но заметим: никто не удивляется, «причем тут художник». Ну правильно: мы уже проходили в массовом порядке куда более масштабное и глубокое одичание деятелей культуры. Помните фильм про цыгана Будулая? Веду Конг из «Туманности Андромеды»? А помните такую поэтессу — Гулрухсор Сафиеву?

Так вот, напомню: как-то однажды актер, игравший Будулая — Михай Волонтир — вдруг стал молдавским националистом и начал произносить русофобские речи. Актриса из «Туманности Андромеды» Вия Артмане стала обсуждать с коллегами по культуре, сколько колонистов надо депортировать из Латвии, чтобы всем настоящим людям хватило квартир. Поэтесса Сафиева начала под аплодисменты визжать о «поруганной северными варварами моей прекрасной темноглазой Родине» и о том, что «час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь».

В культуре метрополии тогда в одночасье стало что-то не так — и до сих пор, кстати, не исправилось. Вспомнить хоть последний Букер за книгу “Цветочный крест”. Я бы и внимание не обратил, если бы не “Букер”. Ведь “Букер” — все же признание некоторого уровня. Но вот открываем лауреата, читаем: “Мария ловко взмахнула десницами, изображая скользкую дорогу”. Может быть — показалось? Нет — “Отец Логгин даже сделал порыв замахнуться на поганого Юдашку крестом, но вовремя пресек свой порыв, опасаясь, что ему не достанет сил повергнуть противника десницами”. И еще: “Она стала, тихо опустив десницы вдоль тела, и отдалась ледяным струям”. В общем, у трех персонажей книги — по две правых руки. Чудеса древнерусской трансплантологии.

Нет, я всё понимаю. Писательница не может разобраться с древнерусскими руками – это просто недостаток общей культуры. Но ведь “Букер” – это когда интеллигенты собрались для того, чтобы удовлетворить эго друг друга за счет людей, платящих за бумагу и чернила для их книжек, так? Значит, и у них тоже – недостаток общей культуры. Или же вся эта культура для ее носителей стала сугубо второстепенна.

И вот эта мысль меня зацепила и вывела на версию. Ведь странное же дело — великий режиссер (а то, что Н.С. Михалков — великий режиссер, я буду утверждать с тем же упорством, с каким один из его персонажей утверждал, что “Моцарт — великий композитор”) еще недавно снимавший гениальное — вот уже несколько фильмов подряд творит, что-то такое, что выглядит побочным продуктом попилинга. Великий писатель-фантаст, давший литературе Мир Полудня, воспевший покорение Венеры, определивший человека как творца в своем “Понедельнике”, вдруг заговорил об обществе потребления как о вершине развития Человечества.

Хочется спросить свою творческую интеллигенцию: чего это они? Но если вспомнить всё-всё, то окажется, что на общем фоне разложение творческой интеллигенции – явление безусловно яркое, но не выходящее за пределы общей тенденции.

Саму тенденцию я бы назвал хрустящим словом “реархаизация”.

Что это такое?

Проще всего на русский язык перевести это слово как “возвращение в дикость”.

СССР, как ни крути, в силу размера и глобальных функций был страной с социальными и производственными отношениями очень высокого уровня и сложности. Поэтому культура, обслуживающая эти отношения, не могла себе позволить несоответствия ни по уровню, ни по сложности. Хотя бы потому, что культура — инструмент адаптации человеческого разума к действительности. Культура – среда, в которой создаются поведенческие сценарии и оценочные критерии, призванные сохранить и развить существующие общественные отношения.

Кроме того, идеология государства была построена таким образом, что культура воспринималась не как предмет потребления, а как инструмент воспитания и образования. Именно из этого догмата вытекала высокая доступность культурных ценностей для граждан.

И вот СССР рушится вместе с его идеологией и производственными отношениями. На месте старых социальных отношений — советских и сложных, возникают новые отношения — демократические и простые. Проще говоря — уничтожение социальной среды — системы жизнеобеспечения советского человека. Среды, в которой он мог позволить себе наднациональную идеологию, высокие идеалы, сложную модель будущего.

На месте старых производственных отношений — советских и сложных, возникают новые отношения — первоначальное накопление капитала. Проще говоря — грабеж и присваивание советских производственных мощностей, а зачастую их уничтожение.

Кроме того, в результате разрушения советской системы, был практически уничтожен целый класс — поминаемый Сергеем Ервандовичем Кургиняном “когнитариат”. «Познаватели». Класс, который был порожден советской системой производственных отношений. Класс, который был основным “заказчиком” культурных ценностей.

В этих условиях экономического и социального регресса советские культурные стереотипы, ценности, поведенческие сценарии утратили адекватность. Они больше не могли обеспечить нормальное функционирование индивидуума в новой — стремительно деградирующей – среде.

Помните это замечательное выражение “советский лох”? Или еще одно — “страна непуганых идиотов”? Вот именно так назывались те, кто не успел приспособиться к новой среде, у тех кто успел. И первые пошли на прокорм вторым.

Здесь очень важно понимать что именно скрывается за весьма интеллигентным выражением “Первичное Накопление Капитала”. Само это выражение отражает не сам процесс, а то, что должно получится в его результате — накопленный капитал. Это выражение никак не касается инструментов этого накопления. В то время как именно инструментарий нам наиболее интересен с точки зрения исследования изменений культурной среды.

Давайте честно назовем эти инструменты? Итак, для первичного накопления капитала на постсоветском пространстве были использованы следующие инструменты:

1. Приватизация. То есть — коррупционный захват производств и ценностей.

2. Рекет. То есть систематическое вымогательство с применением насилия.

3. Рейдерство. Коррупционно-насильственный захват производств и ценностей.

Внимание, вопрос: Нужна ли новому гегемону — присваивающему криминальному классу — советская культура, советские ценности, советские модели поведения?

Поэтому никого не должно удивлять то, что Пугачева, певшая до этого песни на стихи Цветаевой, внезапно нацепила имидж продавщицы. Это был востребованный, в отличие от Цветаевой, поведенческий сценарий. Не стоит также удивляться и популярности песни “Владимирский централ”.

А раз получившееся общество оказалось присваивающим — то в мировоззренческом плане многие люди стали представлять собой человека до первой НТР, обозначившей переход от присваивающего типа хозяйствования к производящему. Дикарей, проще говоря. А если учитывать, что присваивание шло не у природы, а у социума — а часто и у конкретных людей — то речь идет скорее о дикарях-каннибалах.

Отдельный феномен заключался в том, что процесс реархаизации отличается от обычной архаики тем, что проходит в социальной среде, которой уже знакома Цивилизация — высокие и сложные социальные, производственные отношения и соответствующая им сложная и высокая культура. Реархаизация происходит как процесс, эти вещи уничтожающий – в отличие от архаики, которая просто не знает Цивилизации. Нормальная архаика — ступень вверх на лестнице развития. Реархаизация — падение вниз. Культуру тащит вниз деградирующий базис.
Поэтому те поведенческие стереотипы, которые пытается возродить деградирующее общество, всегда возрождаются в уродливом, мутантном виде.

Поэтому культура реархаизации вся пропитана ненавистью к разрушаемому обществу. Чудовищность нынешних исчадий творческой интеллигенции в том и заключается, что современная российская культура пытается по должности идеализировать и воспевать деградацию, а сделать это хорошо — невозможно. Истинный творец — умный, тонкий и талантливый — может просто сойти с ума от этой задачи. А искренне восхищаться регрессом может только дегенерат.

Поэтому и приходится нашей творческой элите постоянно выбирать между безумием и добровольной деградацией. С перенятием вполне дикарских, присваивающих образцов поведения.

Выбор — не позавидуешь.

Источник
  • avatar
  • .
  • +29

1 комментарий

avatar
творческая элита сделавшая выбор в сторону деградации, элитой быть не может.
В эпоху потреблядства затребованы приспособившиеся
  • svd
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.